Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
  • Голосов: 0 - Средняя оценка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Геннадий Хроль: "Числился в "Металлисте", который возглавлял Михаил Фоменко. Играл с Красниковым, Рахаевым, Комардиным"
Автор Сообщение
rokus Не на форуме
Moderator
*****

Сообщений: 6926
У нас с: 2013 Jul
Рейтинг: 3488
Сообщение: #1
Геннадий Хроль: "Числился в "Металлисте", который возглавлял Михаил Фоменко. Играл с Красниковым, Рахаевым, Комардиным"
[Изображение: 372998.jpg?201703132140]

Интервью "Футбол 24" без купюр. Герой – экс-полузащитник "Черноморца", "Карпат" и "Ворсклы".

Наш герой является уникальной личностью, ведь может говорить о своих проблемах искренне и открыто. Без купюр, никакой цензуры... Футболиста Геннадия Хроля могут помнить болельщики "Черноморца", "Карпат" и "Ворсклы". Сейчас он признает – не смог стать великим игроком. В отличие от многих – не обвиняет кого-то, а просто признается в своих ошибках.

Если бы не сложный характер, то Хроль достиг бы гораздо большего. Однако, кажется, Геннадий и не особо жалеет. Всегда жил и играл так, как считал нужным. И не привык кого-то обвинять. Хотя в его карьере было много фигур, которым достается от него. Например, тренерам, в отношении которых Хроль не признает полутонов. Взять хотя бы Мирона Маркевича, о котором Геннадий говорит непопулярные вещи. Зато очень искренние и откровенные.

Можно ли осуждать этого футболиста? Пожалуй, нет. Ведь так открывать свою душу всем вокруг могут лишь единицы. Геннадий – один из таких.

"Хроль – единственный, кого не раскрыл Маркевич", – сказал Красников"

– "Шахтер" переехал в Харьков. Какое ваше отношение к этому?

– Для меня, как жителя этого города, тот факт, что "горняки" будут играть на "Металлисте" – однозначный плюс. У нас нет своей команды в Премьер-лиге, поэтому проблем возникнуть не должно.

– Когда вы в последний раз были на стадионе?

– (смеется) В 2005-м году. Историю моих отношений с Мироном Маркевичем знаете?

– Именно поэтому и спрашиваю. Расскажите, пожалуйста, что между вами произошло и почему вы упорно игнорировали огромные успехи "Металлиста" несколько лет назад?

– У нас был конфликт еще в то время, когда я выступал под его руководством. Тогда мне казалось, что это полностью его вина, теперь могу сказать, что и я не безгрешен – это касается и режима, и дисциплины. Правда, это понял со временем. Когда находишься в коже футболиста, то постоянно мерещится что-то: "не дают играть", "убирают из команды", "все против тебя".

– Манифест против Маркевича заключался в нежелании посещать матчи его команды?

– Решил, что не готов смотреть на все это с трибун и радоваться.

– Александра Ярославского вы не знаете лично?

– Нет, хотя общаюсь с Евгением Красниковым. В свое время выступал с ним в чемпионате области в одной команде. Как-то он сказал: "Хроль – пожалуй, единственный талант, который не смог раскрыть Мирон Богданович".

– В "Карпаты" вас приглашал именно Маркевич?

– В селекционном отделе тогда работали Игорь Яворский и Игорь Бабинчук. Не знаю, поступала ли инициатива от главного тренера. Я приехал во Львов, пообщался с Юрием Дячуком-Ставицким и подписал контракт.

– Когда начались проблемы в ваших взаимоотношениях с главным тренером?

– Наверное, с первого тренировочного сбора. Я переходил из Первой лиги в команду, которая находилась на третьей строчке в элите. Думаю, львовские болельщики помнят ужасный второй круг и место, на котором мы завершили чемпионат (8-я позиция, только два забитых гола за второй круг и установления антирекордным серии продолжительностью 981 "сухую" минуту). Не мне оценивать селекцию клуба, но этот результат является показательным. Если бы не запас очков, то могли бы и вылететь.

– Что случилось на сборах?

– Отправились в Италию и у меня в первом же матче не все сложилось. Вроде не волновался, но игру провел не лучшую. Дальше был разбор от Маркевича, во время которого прозвучала фраза: "Больше я вам шансов не дам". Потенциальных новичков в лагерь команды приезжало много – понял, что времена будут тяжелые.

– Когда возникли трудности на старте, руки не опускались?

– Контракт был подписан и я должен был доказывать, что выиграю конкуренцию – на фланге со мной играл Игорь Лучкевич. Хотел доказать, но отнюдь не уходить из команды. Впрочем я не помню, чтобы мне давались определенные шансы от тренерского штаба. Однако я не снимаю ответственности с себя. Претензии могу иметь только к себе в связи с нарушением режима.

[Изображение: 372986_716785.jpg?201703124652]
На фото: Рядом с Хролем стоит болбой Степан Гирский, который меньше, чем через десять лет дебютирует за "Карпаты"

– Это вы только сейчас поняли?

– Тогда было много амбиций и я просто хотел играть. Я знаю, какой у меня характер и надо было его не показывать. Мне не раз говорили – если бы не тот характер, то мог бы и в сборной выступать.

– Вы такой человек, что не будете терпеть?

– Околофутбольных моментов точно не воспринимаю.

– В "Карпатах" ваших времен было много лишних легионеров?

– Да. Я знаю, на каких условиях их приглашали. Я знаю размеры подъемных, кто, сколько и кому платил... Я лично не отдавал ни копейки. Меня такая система не устраивала. Я играл во всех трех карпатовских командах – от главной до "Карпат-3". Но везде следовал этому принципу. Мне скрывать нечего.

– После львовского периода с Маркевичем виделись?

– В Харькове на "Арсенале" с ветеранами бегали. Здоровались по-особенному – глазами хлопали.

– У вас были откровенные разговоры с Мироном Богдановичем?

– Нарушил я режим на сборах в Трускавце вместе с одним игроком. Пришли извиняться к тренеру – он лежит. Мы попросили прощения, а Маркевич, кажется, даже на нас не взглянул и с кровати не поднялся. Я ему когда-то говорил, что тренер он замечательный, а вот с человеческими качествами вопрос. Это приблизило меня к прощанию с командой. Кстати, успехи "Металлиста" – заслуга не только одного тренера. Здесь надо вспоминать о Красникове и Ярославском. Во Львове и Запорожье у Маркевича не все удавалось.

– Вам удалось поработать с Мироном Богдановичем в "Карпатах" дважды – до прихода Ивана Голаца и после...

– Голац сам не знал, что его уволили. Серб был очень открытым и даже с командой нормально не попрощался. Во второй игре под руководством Маркевича после его возвращения мы выдали суперматч с "Динамо".

– Уступили на "Украине" со счетом 3:4, хотя по ходу встречи выигрывали 2:0...

– Я читал твое интервью с Алексеем Сучковым, где он говорил, что на него Маркевич повесил всех собак. Но в раздевалке обвинили именно меня и поменяли в перерыве. Тренер сказал, что я виноват во всех пропущенных голах. Маркевич обвинил даже в четвертом – когда меня уже не было на поле. Поверь, я критически отношусь к своим играм, отец постоянно все анализировал и указывал на ошибки. После этого меня, кажется, в третью команду отправили.

[Изображение: 372986_716782.jpg?201703124059]

– Какие легионеры реально усилили "Карпаты" на вашей памяти?

– Самсон Годвин, хотя сначала казалось "ни о чем". Аньямке? Я не понимаю, что это за приобретение.

– Писали, что Эдварда итальянская "Болонья" приглашала.

– Ну и где он сейчас?

– В Финляндии, закончил с футболом.

– Это не тот игрок, который мог команде принести пользу.

– Хорват Йерко Микулич говорил, что вы были сильным футболистом, но слишком много времени тратили на развлечения.

– Я этого не скрываю. Только в Полтаве в конце карьеры немного успокоился. Такой я человек – если тренер доверяет, то буду выкладываться на 200 процентов. "Ворсклу" принял, Царство Небесное ему, Виктор Носов и начались проблемы. Когда претензии "не по делу", я не потерплю.

– Из-за Носова уходили из команды?

– Пришел к Олегу Бабаеву, Светлая память, и говорю, чтобы отдал документы. Даже компенсации не просил. Президент сказал дотерпеть.

[Изображение: 372986_716786.jpg?201703124934]

– Что не так сделал Виктор Васильевич?

– Пришел вместо Мунтяна и на первом собрании заявил: "Гена, ты капитаном не будешь". Нет вопросов – мне этого не нужно. Капитанство в чем проявлялось? Сходи и узнай, когда зарплата. На мою позицию взяли нового исполнителя.

"Курю с третьего класса, пил только дома"

– Вам стыдно за определенные свои поступки?

– Однажды возвращался с одноклубником из Трускавца во Львов в нетрезвом состоянии. По дороге перевернулись на автомобиле, вылезли, сели на такси и во Львов таки добрались.

– Что с машиной?

– Оставили в поле. Режим затем нарушили еще и во Львове. Не оправдываюсь, но таким занимался не только я. Просто я умею признавать свои ошибки.

– Вам не мешала играть в футбол ваша параллельная жизнь?

– Никогда. Я курю с третьего класса. Ни разу не прекращал это делать. Причем, в третьем классе уже был профессионалом в этом деле. Режим нарушал только после игры. Ни разу не пил за два или три дня до матча. Пьяным никогда в ночном клубе не валялся. Если пил, то только дома.

– Алкоголь сейчас продолжает оставаться частью вашей жизни?

– Не верю, что существует много футболистов, которые не употребляют пива. У каждого свой организм. Я знаю, что после трех или пяти кружек пива на утро меня ничего не болит. Мне даже сауна на базе не нужна была. У нас сложилась замечательная компания: Сергей Ковальчук с женой, Алексей Сучков, Павел Онисько, Павел Гриценко... Фотографии и сейчас дома храню.

[Изображение: 372986_716784.jpg?201703124354]

– Сергей Ковальчук был, пожалуй, самым спокойным игроком тогдашних "Карпат".

– Однозначно. Прекрасный семьянин, который никогда нигде не появлялся без супруги. Это тот человек, к которому в плане нарушения режима не может возникать ни одного вопроса.

– Ваше родное село Довжик на Харьковщине насчитывает только 2 тысячи жителей. Как можно пройти путь из такого маленького населенного пункта до игрока Высшей лиги?

– Родился я действительно в Довжике, потом небольшое время жил в Золочеве, а затем учился в спортинтернате. В первых классах в школе попал к тренеру Александру Ивановичу Скачко, который меня воспитал. Учился я на "3", но нет такого вида спорта, в котором я бы не чувствовал себя, как мастер. В интернат поступил в 8-м классе, хотя не без проблем. Следующие три года не были плодотворными. В какой-то момент нужно было выбирать, что дальше – футбол или возвращения в деревню.

– Что помогло определиться?

– Мои дедушка, бабушка и папа работали в колхозе. На выходные из интерната ездил домой и помогал огурцы грузить. Однажды ждал деда – он должен был меня домой забрать. Смотрю в окно и думаю: "Что дальше? Если так продолжу, то буду иметь в лучшем случае автомобиль ГАЗон". Тогда взялся за голову и обучение. Нет, карты я тоже успевал поиграть, но стал усерднее.

– Начинали вы в харьковском "Арсенале"...

– Да, эта команда выступала на область под руководством Валентина Крячко. Еще раньше числился в "Металлисте", который возглавлял Михаил Фоменко, а помогали ему Иван Панчишин и Вячеслав Хруслов. Это были амбициозные футболисты, а я позволил себе некоторые вещи. На сборах в Алуште анализировали на видео игру. Я сказал одну фразу и после этого сборы для меня закончились. У нас сейчас хорошие отношения, играем за ветеранов, но тогда это стоило мне места в команде.

– В "Арсенале" вы имели уникальную возможность – наблюдать за тем, как играет в футбол Евгений Красников.

– Там еще Игорь Рахаев был, Вадим Комардин, Саша Иваненко. По Красникову, то, скорее, он наблюдал за тем, как я играю в футбол (смеется). Евгений проявил себя в другом деле.

– Его отец работал начальником команды в "Арсенале".

– Наверное, Евгений в отца пошел в плане менеджмента. Вот случай – выезжаем на игру в пять утра, а у каждого из нас в руках уже "Спорт-Экспресс". Откуда Алексей Тихонович их брал? Газеты еще, пожалуй, не поступили в печать, а мы уже читали.

– Ваша первая профессиональная команда – СК "Одесса". Какие воспоминания о ней?

– Попал я туда благодаря партнеру Юре Снегареву. Выступали мы во Второй лиге, но на серьезные имена команда была богата: Саша Никифоров, Сергей Гусев, Олег Мочуляк.

– Тренировал команду экс-игрок "Динамо" и "Черноморца" Александр Щербаков. Как с ним работалось?

– Очень нравился его подход. В конце карьеры я встретился с ним в городе в Одесской области, который называется Болград, где выступал за "СКАД-Ялпуг". Команда играла на КФК, но Щербаков даже там установил штрафы за нарушение режима.

– Наверное, непросто удержаться от соблазнов, если выступаешь за команду из города, в честь которого назван коньяк Bolgrad.

– Времени на это не было. Нагрузки очень мощные и дисциплина серьезная. В какой-то момент не выдержал этого и даже уехал из команды. Но о Щербакове воспоминания очень хорошие. В общем могу сказать, что большинство тренеров в моей карьере были очень требовательными, за исключением Голаца и Мунтяна. В "Черноморце" Анатолий Азаренков выжимал все, что можно. Поэтому не понимаю игроков, которые сдаются и не выдерживают нагрузок.

– Вы никогда не просили замену из-за усталости?

– В "Карпатах" на 10-й минуте одного матча потянул заднюю поверхность бедра и ушел с поля. Это все, что приходит на ум. На здоровье не жалуюсь и сейчас. У меня проблема – лишний вес. Но две-три недели назад я привел себя в порядок. Живот был вдвое больше, чем сейчас. Но это не мешает мне с воспитанниками играть в футбол.

– Какие возрастные группы есть?

– Работал с 2000-м годом на "Арсенале", а в харьковском "Динамо" работаю с детьми.

"Гусейнов ездил на тренировки на троллейбусе"

– Кроме СК "Одесса", вам пришлось играть за еще одну команду Южной Пальмиры – "Черноморец".

– Сначала СК "Одесса" трансформировался в "Черноморец-2". Ребят постарше убрали, сделали ставку на молодежь. Было обидно до слез, когда с ветеранами попрощались. Коллектив был замечательным. Впоследствии в "Карпатах" столкнулся с проблемой – существовали определенные коалиции: легионеров, местных, приезжих. В Одессе такого не было.

– В главную команду "моряков" вы попали в 20 лет. Ребят постарше там хватало: Гришко, Колесниченко, Букель, Мокан, Гусейнов, Сак.

– Отношение было прекрасным. Специфические отношения сложились со старшими ребятами. Гусейнов и Букель везде меня приглашали с собой. Не раз ездили на рака, на рыбалку. Разница в возрасте значительная, но мне было приятно, что такие заслуженные люди хорошо относятся ко мне.

– Гусейнов был непростым человеком?

– Тимерлан вообще мало с кем общался в команде, только с администратором Вадимом. На тренировку большинство футболистов добирались на машине, а Гусейнов на троллейбусе. Картина примерно такая – Гусейнов со "Спорт-Экспрессом" в руках едет в троллейбусе на тренировку. Почему? Не знаю. Зато коньяк пил дорогой.

– Особые таланты в Одессе были?

– Мне нравилась игра Руслана Романчука, который к тому же был хорошим парнем. Это футболист с характером... Если захочет, то будет играть, но при отсутствии желания ничего не поможет. Его даже Азаренков не мог заставить делать определенные вещи. Руслан и в Германию ездил, но не стал там своим. Отметил бы также защитника Андрея Ерохина.

– Во второй команде "Черноморца" вы работали под руководством Валерия Поркуяна. Какие впечатления?

– Невероятные.

– С одесским юмором познакомились?

– Да, было весело. Тактически грамотно строил свои тренировки. Требования были современные и методы работы Валерия Семеновича мне нравились. Ни Поркуян, ни Мунтян, ни Голац не говорили о своем прошлом. Никто не говорил: "Да вот я в свое время играл..." В Черкассах работал с Сергеем Морозовым...

– Известным ныне телевизионным экспертом.

– Да, с ним. Он в свои 50 выходил на поле и по "девятках" бил. Люди показывали все на своих примерах. Не надо было рассказывать на словах. Это подкупает и заставляет восхищаться.

– Пожалуй, самый яркий матч "Черноморца" ваших времен – ничья с "Динамо" 2:2. В чемпионском сезоне киевляне лишь трижды потеряли очки. Однажды как раз в поединке с вашей командой, которая в итоге покинула Высшую лигу...

– Очень хорошо помню ту игру. К сожалению, сейчас немного меньше общаюсь с героем того поединка Сергеем Драницким (на фото). Он тогда два гола забил.

– Сергей сейчас в Луцке живет...

– Немного преувеличу, но он как-то рассказывал, что успел миллионером побывать, и потерять доходы. Сейчас, кажется, от футбола отошел. Относительно того матча, то в Одессу "Динамо" привез Валерий Лобановский, который с нашим Анатолием Азаренковым вместе в Кувейте встречались. Никто не мог понять, как это мы у киевлян очки отобрали.

– Будущий чемпион не сумел обыграть только "Шахтер" и "Кривбасс", финишировавших вторыми и третьими соответственно, и предпоследний "Черноморец"...

– Хорошо помню голы Драницкого. В воротах киевлян стоял Вячеслав Кернозенко. Сергей откуда-то знал об особенностях этого вратаря. Позже он признался: "Кернозенко прекрасно играет во время ближних ударов, а вот с дальними имеет проблемы из-за зрения". Сергей дважды классно пробил издалека.

– И все же "моряков" это не спасло от вылета.

– Это уже я потом узнал, как мы вылетели. Когда по ходу встречи в определенных матчах выигрывали, а в итоге странно уступали. Это выяснилось даже не на банкетах, а на шашлыках, командных собраниях. Кто-то хотел в конце карьеры заработать. Хотя сейчас времена, наверное, не лучше.

– В Одессе вы стали свидетелем исторического момента – Леонид Климов приобрел "Черноморец".

– Он начал нам выплачивать зарплату и премиальные. Кстати, в долларах. Президент часто приезжал даже на тренировку, не говоря уже об официальных встречах. Большую роль в становлении клуба сыграл вице-президент Владимир Лемза. Только прекрасные воспоминания об этом человеке, которого уже нет с нами.

Продолжение следует...

https://football24.ua/ru/gennadij_hrol_m...e_n372998/
(Последний раз сообщение было отредактировано 2017-03-24 в 15:02, отредактировал пользователь rokus.)
2017-03-24 15:01
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
rokus Не на форуме
Moderator
*****

Сообщений: 6926
У нас с: 2013 Jul
Рейтинг: 3488
Сообщение: #2
Геннадий Хроль: "Я мог в Харьков вернуться, но решил, что со мной там не очень хорошо поступили"
[Изображение: 373166.jpg?201703105259]

Вторая часть интервью "Футбол 24" без купюр. Герой – экс-полузащитник "Черноморца", "Карпат" и "Ворсклы".

Наш герой является уникальной личностью, ведь может говорить о своих проблемах искренне и открыто. Без купюр, никакой цензуры... Футболиста Геннадия Хроля могут помнить болельщики "Черноморца", "Карпат" и "Ворсклы". Сейчас он признает – не смог стать великим игроком. В отличие от многих – не обвиняет кого-то, а просто признается в своих ошибках.

Если бы не сложный характер, то Хроль достиг бы гораздо большего. Однако, кажется, Геннадий и не особо жалеет. Всегда жил и играл так, как считал нужным. И не привык кого-то обвинять. Хотя в его карьере было много фигур, которым достается от него. Например, тренерам, в отношении которых Хроль не признает полутонов. Взять хотя бы Мирона Маркевича, о котором Геннадий говорит непопулярные вещи. Зато очень искренние и откровенные.

Можно ли осуждать этого футболиста? Пожалуй, нет. Ведь так открывать свою душу всем вокруг могут лишь единицы. Геннадий – один из таких.

"Просыпаюсь на рыбалке, а рядом Маркевич спиннинг закидывает"

– Из перволигового "Черноморца" вы идете на повышение – переезжаете во Львов. Ваши первые эмоции?

– Воспоминания остались самые лучшие. Начиная от хозяев квартир, в которых я жил, и заканчивая партнерами по команде. Были, конечно, люди в клубе, которые не способствовали хорошим вещам, но фамилий называть не буду. Я не люблю подлости и не понимаю лицемерия. Существовали люди, которые Маркевичу все сливали. Но свои обязанности не выполняли, зато занимались лишними делами.

– В Одессе вы познакомились с Климовым, а во Львове с Петром Дыминским.

– Леонид Михайлович более мягкий человек. Петр Петрович говорит то, что думает. У меня не было никаких проблем с ним. Даже когда я уходил из команды, то все решили. У меня оставался год контракта и определенные подъемные. Поехали с Дячуком-Ставицким к Дыминскому и спокойно поговорили.

– Йерко Микулич рассказывал, что авторитетами в "Карпатах" считались Сергей Мизин и Игорь Лучкевич...

– Мизин больше общался с Мацеем Налепой. Сергей – семейный человек, хотя бывало и такое, что я три дня подряд просыпался дома у Мизина. В холодильнике были только масло и красная икра (смеется). Насчет авторитета, то Сергей – футболист с большой буквы и часто нам подсказывал. Не помню, чтобы они с Лучкевичем что-то говорили не по делу.

– Микулич также говорил: "Где Налепа, там и шутки"...

– Поляк был действительно номером один в этом деле. Однажды поехали на рыбалку с ребятами. Просыпаюсь, а рядом Маркевич спиннинг закидывает. А это было за день до игры.

[Изображение: 373152_717093.jpg?201703123929]
На фото: Мацей Налепа

– Досталось от тренера?

– Мы не употребляли алкоголь, реально приехали на рыбалку. Потом еще даже на тренировку поехали.

– Иван Голац вас также отмечал в интервью и рассказывал, что нашел к вам подход. Как вам работалось с сербским наставником?

– У меня с ним знакомство получилось интересное. Я приехал в отпуск в деревню, но мобильной связи там не было. Кстати, я ничего не буду скрывать и расскажу, как проходит у меня отпуск. В течение недели я пью.

– Продолжаете удивлять.

– Ну все в меру. Затем неделю я готовлюсь. Местные в Довжике могут рассказать – у нас есть такая горка. Я бегу в теплом свитере в 30-градусную жару 10 километров и таким образом гоняю вес. В то время – никакого алкоголя.

– И все же, Голац.

– Как-то сижу дома, заходит сосед: "Гена, тебя к телефону". Сообщают, что через неделю лечу с первой командой на сборы. Сначала думал, что кто-то пошутил. Оказалось, что у "Карпат" новый тренер.

– Голац удивил?

– Упражнения были у него интересными, все делали с удовольствием. Теорию подавал в интерактивной форме. Подробно рассказывал, куда и как надо бежать. Как его помощника звали?

– Драган Симонович.

– Это человек, который лично показывал все упражнения. Ему еще Игорь Яворский помогал. В физическом плане невозможно гонял нас. Голац мне сразу сказал, что видит меня в старте. Даже через переводчика было комфортно с ним общаться.

– Как-то сербский наставник сказал, что хотел рекомендовать вас в сборную Украины.

– Мне тоже кто-то об этом рассказывал. Тогда даже хотели сделать вторую команду сборной. Голац любил Тараса Кабанова, Сергея Даниловского. Он давал шанс карпатовской молодежи, которая потом доросла до национальной команды.

– Своим шансом не воспользовался словенец Сенад Тигань – 12 матчей и ни одного забитого гола. О Голаце у него впечатления не самые лучшие.

– А что, Тигань в футбол играл? Может, он себя здесь продать хотел. Мне казалось, что человек в свое удовольствие бегал. На тренировках против таких форвардов играть – одно удовольствие.

– Чего не скажешь об Игоре Йовичевиче.

– Я общался с ним тесно и мы часто шутили. Когда увидел его технику, то все понял. Вне поля он прекрасно вел себя – никакого конфликта, настоящий профессионал. Игорь целый час голени тейпировал. Это его еще в "Реале" научили. У нас тейпов не было, поэтому он специально заказывал их откуда-то. На тренировках он отдавался и вел партнеров за собой. Такой подход мне нравился. Прошло много лет и он уже как тренер проявил себя с лучшей стороны. Его "Карпаты" мне очень нравились.

– Ваш ближайший футбольный друг – Алексей Сучков?

– Постоянно на связи с ним, на Новый год должен в Харьков приехать. Еще с Павлом Онисько общаюсь.

– Онисько сейчас в пивной компании работает.

– Обещал несколько бутылок на дегустацию прислать. Вот, жду.

"Мизин выступал с речью – ему неинтересно было проигрывать"

– За "Карпаты" вы забили единственный гол в ворота не чужого для вас "Металлиста". Ощущение особенные?

– Да, для меня это принципиальные игры. Слышал, что кто-то отвечает, мол, это обычные матчи. Лукавят. Когда забивал "Металлисту", то помог рикошет от Мизина. Забил и подумал: "Вот! Вот вам!" Я мог в Харьков вернуться, но решил, что со мной там не очень хорошо поступили, поэтому решил, что не стоит этого делать.

– В истории "Карпат" было немного полевых футболистов, которые занимали место в воротах. В поединке с "Ворсклой" вы 9 минут сыграли в рамке.

– Я же "сухой" вратарь! (Смеется) Проигрывали "Ворскле" в Полтаве со счетом 0:2. Налепу удаляют, он со злости бросает перчатки на траву. В ворота никто не хотел идти, тогда я сказал: "Давайте, я стану".

– Вы были далеко не самым высоким игроком "зелено-белых".

– Несколько курьезов до конца игры все-таки случилось. У меня даже запись этого отрезка есть. Просматриваю его время от времени. Несколько интересных моментов произошло – например, за штрафную выбегал и выносил мяч. А как поймал в руки! Мне без перчаток легче. У Мацея размер гораздо больше.

– Вас в "Ворсклу" пригласили потом не из-за вратарских навыков?

– (Смеется). Трансфер был непростым, сначала в Винницу Владимир Бессонов позвал. Среди ночи позвонил Александр Кулишевич, агент и экс-игрок "Карпат": "Утром надо быть в Полтаве, тебя Мунтян ждет". Даже с Бессоновым не попрощался, совесть мучила. Они с моим отцом когда-то в футбол играли в юношеские годы на ХТЗ. Единственное, что успел сделать – попросил соседа по комнате, не помню, кого именно, чтобы он передал извинения тренерскому штабу.

– После вратарского подвига в команде не шутили?

– На следующий день зашел в автобус Юрий Дячук-Ставицкий и Михаил Практика, генеральный директор. Объявили – за игру в Полтаве оштрафованы все, за исключением Хроля. Я поднялся с кресла и сказал: "Штрафуйте и меня тоже либо не применяйте к команде санкции". Некрасиво, если бы потом за спиной меня обсуждали. Не помню, чем закончилась, правда, эта история.

– Михаил Практика обеспечил команду экипировкой от фирмы Practiс.

– У меня и сейчас в хлеву у бабки эти "шмотки" лежат. Было ли комфортно в них играть? Когда увидел эти байковые костюмы... Во время дождя так сильно намокали, что носить было невозможно. Не передать, что с ними творилось, когда в стиральную машину закидывали .. В общем Практика хорошо относился ко мне и его в коллективе любили. Он на всех тренировках присутствовал и однажды очень помог мне.

– Как именно?

– Умер мой дедушка, я отпросился у Маркевича на два дня. Приехал, правда, через три. "Я тебя на сколько отпускал?" – с претензиями встретил меня Мирон Богданович. Практика вообще в финансовом плане помог и помог мне тогда.

– Как-то в одном из интервью вы рассказали: "Если "Карпаты" прекращают играть, то в раздевалке происходит жесткий разговор". Кто, как правило, был его инициатором?

– Часто Сергей Мизин выступал с речью. Ему не особенно было интересно проигрывать. Человек имеет имя и не за этим в футбол пришел. Вот он вставал и говорил: что, как и почему. При этом называл фамилии игроков, к которым были претензии. "Мацек" Налепа также присоединялся, Йовичевич...

– Возражений никогда не было?

– Ни разу. Если бы Мизин сам не выкладывался и что-то требовал, тогда понятно. А в нашем случае все было по делу.

– Предпоследняя капля, которая приблизила отставку Голаца – поражение в 1/32 финала Кубка Украины армянскому "Титану". "Карпаты" приучили к таким ранним вылетам, но проигрыш в серии пенальти 9-й команде Второй лиги ошарашил. Вы, кстати, оказались единственным в составе гостей, кто свой пенальти забил.

– Приехали в этот поселок в Крыму... Стадион там комфортный, красивый. Думали, что легонько обыграем и поедем домой. Не настроились вообще! Всю борьбу проиграли. А ведь Вторая лига – все хрустит и ломается, ноги отрывают. Если бы мы вышли с таким желанием, то победили и забыли бы об этой игре.

[Изображение: 373152_717102.jpg?201703124634]На фото: Иван Голац

– Терпение у клубного руководства не выдержало после домашней ничьей с "Зиркой". Сербского тренера нужно было отправлять в отставку?

– Нет, нужно было оставлять. Увольнение было странным. Лежу на массаже на базе, а мне кто-то говорит: "По телевизору только передали, что наш новый тренер – Маркевич". Голац сам, видимо, не догадывался. Задачу попасть в "семерку" мы выполнили. В чем суть претензий?

– После новости о Маркевиче сразу начали собирать вещи?

– Мне было очень обидно за Голаца. Даже собрания ни одного не сделали. Руки опустились, я ждал чего-то плохого. Но Маркевич пришел и дал мне шанс.

– Дальше была упоминавшееся нами нереальное поражение от "Динамо" 3:4.

– До матча наигрывал меня в составе. Смотрю – манишку на тренировках дает каждый раз. У меня с коленом были проблемы. Может, что ставить было некого, вот он и мне доверил место в старте. Я пытался делать свою работу.

– Сейчас с Маркевичем могли бы поздороваться не только взглядом, а как положено?

– Я бы руку подал, а дальше уже дело за ним. Я намного моложе по возрасту. Мне не раз говорили, что он – хороший человек. У меня с ним своя история.

– Чем вам запомнились львовские болельщики?

– Сравнил бы их с турецкими. Выиграешь – ты лучший. Проиграли – значит "овцы". Помню, как "Динамо" уступили – стадион нам аплодировал. Люди требовательны, но справедливы. Они просто хотят, чтобы команда билась. Я не раз на трибунах сидел, когда не попадал в заявку. Сначала думал, что кричат "львівці", то есть, из Львова. А оказалось, что это "овцы". Сидел рядом с людьми и согласен с ними, когда кто-то не доигрывал или играл вполсилы.

– У вас такого не было?

– Первая игра Голаца, начало марта, мороз .. Накануне приобрел шестишиповіе бутсы Adidas. В определенный момент чувствую, что в пятки холодно. Смотрю – подошва треснула и вывернулась. А ведь только начало встречи. Бегать неудобно, щелкает. Замену тоже не могу попросить. Сжал зубы и матч доиграл в таком состоянии. В ветеранских матчах руководствуюсь таким же принципу.

"Перед матчем пил до 5 утра"

– Как вам работалось в Полтаве с Владимиром Мунтяном?

– Прекрасно. Умеет пошутить, тренировки у него интересные. Помню, как приехал на базу, где сидел Мунтян и курил красные Marlboro. Познакомились, тренер получает листок с фамилиями и показывает: "Вот ты, в старте". Для меня все стало ясно. Хотел как можно быстрее на тренировку выйти. У Владимира Федоровича были только замечания к моему режиму.

– Поставил вопрос ребром?

– Мы договорились, что до игры спиртного я себе не позволю никогда. Но после матча попросил меня не искать. У меня потом неприятный опыт был в "УкрАгроКоме" с Юрием Гурой.

[Изображение: 373152_717096.jpg?201703124135]
На фото: Геннадий Хроль с Дмитрием Стойко

– Он сейчас Владимиру Шарану в "Александрии" помогает?

– Именно тот. Человек на два года старше меня, но ездит по городу и ищет, где я пиво пью. А его помощник Сергей Лактионов на дискотеке в это время "отрывается". Кстати, пиво я пил на базе. Если бы был "тихоней", то стерпел бы это. Просто не понимал, зачем бегать по номерам и вынюхивать,пахнет ли в воздухе алкоголем. Он уже забыл, как с молодежью на дискотеке развлекался. Зато на Кубок с запорожским "Металлургом" Гену в старт ставят, потому что без него никак. Я такого лицемерия не понимал.

– Вы часто бывали в развлекательных клубах?

– Когда в "Ворсклу" из Косово перешел Исмет Муниши, то мы могли на боулинг вместе сходить. У Мунтяна вопросов не возникало. Мы с легионерами, кстати, подружились. Даллку, Цурри, Муниши – сильнее тех иностранцев, которых я видел в "Карпатах".

– Вы были в команде, когда случилась трагедия с Виталием Несиным...

– Перспективный парень в аварии погиб. На похоронах я гроб с телом нес. Именно в это время с Виталиком Пушкуцой и Владимиром Браилой отправились на отдых за границу. Узнали об этом там, немедленно вернулись в Украину... Мунтян доверял Виталику и видел в нем будущее.

– Владимир Федорович в "Ворскле" себя полностью не проявил.

– Помню его последнюю игру, на которую я вышел в полутрезвом состоянии. Не скрывал это тогда и сейчас откровенно признаюсь. Это было на "Олимпийском", где мы "Арсеналу" 0:2 проиграли. Единичный случай.

– Вы вышли на эту игру в статусе капитана...

– Перед матчем пил до 5 утра. В 7 началась зарядка.

– Попали на нее?

– Нет, развернулся и пошел спать. Но в той встрече получил приз лучшего игрока – рюкзаком наградили. И сейчас он у меня хранится. У каждого свой организм и свои потребности. Мне надо выпить, чтобы восстановиться после игры. Маркевич Рыкуна воспринял таким, какой он есть. Александр значит в этом нуждался.

– Вы часто вспоминаете свое футбольное прошлое?

– Очень часто. Вот снилось недавно – "Сампдория" меня подписала (Смеется). Правда, не знаю, на каких условиях. Жена часто спрашивает и жалеет: "Как же это я не застала то время, когда ты играл". Мы уже позже познакомились в конце карьеры. Сейчас серьезно футболом интересуется. То же касается отца: "Это ты виноват, а не Маркевич", – постоянно повторяет мне. Хотя я всегда старался быть честным. В свое время в "Анжи" приглашали. Приехал на подписание контракта, а у меня колено вспухло – втрое увеличилось. Не выдумывал и сказал, что не готов. А мог заключить соглашение и просто лечиться, получая деньги.

– Конец вашей карьеры был не таким интересным?

– После выступлений в Черкассах на мясокомбинате работал – ящики мыл. У нас команда от завода выступала на первенство области. Спасибо Ренату Викторович Морозову, который впоследствии помог мне стать детским тренером и вернул к жизни.

– Не тяжело было перестроиться после большого футбола?

– Я сидел дома 3 года без работы. Все время готовился, ездил на просмотры. Возвращался домой и пил. Деньги заканчивались, одалживал у бабушки и папы. Катастрофа... Думаешь, что всегда в футбол будешь играть. Не предусмотрел заранее, что надо несколько квартир приобрести.

– Заканчивали вы в "УкрАгроКоме"?

– Там уже не футбол был – агония. Зато нашел свою судьбу – летом исполнится два года, как женился.

– Видите себя детским тренером?

– Пока получаю удовольствие от работы. Боялся, что с детьми не сработаюсь. Просто со старшими ребятами процесс у нас особый – без матерных слов не разговариваю с ними.

– Родители не против?

– У нас нормальные отношения. Приходят, благодарят. Я требую, чтобы ребята не только на поле, но и за его пределами стали мужиками. Однажды мой наставник Николай Яковлевич Мачула, которому я искренне благодарю за помощь в жизни, как-то сказал: "Детский тренер – очень неблагодарная это работа".

– Теперь знаете, почему?

– Детей выдергиваешь из всяких глупостей, хочешь их в футболе оставить. Одного парня в поселке Великий Бурлук нашел, доверил место в воротах. Через некоторое время тренеры "Гелиоса" по-тихому украли парня. Думают, что умнее всех. Документы у нас находятся. Воспитанников прошу об одном – не будете футболистами, хоть людьми останьтесь.

https://football24.ua/ru/gennadij_hrol_p...a_n373166/
(Последний раз сообщение было отредактировано 2017-03-25 в 12:33, отредактировал пользователь rokus.)
2017-03-25 12:33
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)