Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
  • Голосов: 3 - Средняя оценка: 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Высоцкий и футбол. Только песни... 75 от рождения Володиного
Автор Сообщение
mymetall Не на форуме
Moderator
*****

Сообщений: 3747
У нас с: 2012 Jun
Рейтинг: 1294
Сообщение: #1
Видео Высоцкий и футбол. Только песни... 75 от рождения Володиного









Для таких, как я, которые постоянно талдычат о изнеженности наших игроков:




Вчера В. С. Высоцкому должно было исполниться 75 лет. Drinks

[Изображение: 77577.gif] Регистрация на форуме по ссылке. Пока
2013-01-26 20:43
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
mymetall Не на форуме
Moderator
*****

Сообщений: 3747
У нас с: 2012 Jun
Рейтинг: 1294
Сообщение: #2
Владимир Высоцкий - о футболе
Владимир Высоцкий - о футболе


Сегодня исполнилось бы 75 лет Владимиру Высоцкому... Народный поэт, по собственному признанию, не являлся поклонником какой-то конкретной футбольной команды, но о народной игре писал, тонко ее понимая и чувствуя.

Владимир Семенович и сам, бывало, поигрывал за театральную "сборную", и среди приятелей его было немало звезд кожаного мяча.

"За какую футбольную или хоккейную команду я болею? — отвечал Поэт в рамках одного из своих концертов на записки из зала. — За хорошую — за ту, которая лучше. Очень ценю труд спортсменов, я с ними много встречался, ездил к ним на всякие сборы. У меня была такая песня: "...Я болею давно, а сегодня помру на Центральной спортивной арене". Так как я все делаю до конца, то, думаю, что если бы болел по-настоящему, то помер бы на каком-нибудь матче... Я тоже раньше болел за разные команды, но потом, когда пообщался со спортсменами разных команд, перестал выделять какую-либо одну. Поэтому предпочитаю болеть, когда наши играют с кем-нибудь из заграничных команд, — вот тогда я болею...".

В упомянутой песне, которая начинается словами "Не заманишь меня на эстрадный концерт...", иной болельщик ухватится за фразу — "...матч финальный на первенство СССР": мол, финалы-то были только в Кубке Союза. Никакой ошибки! Песня написана весной 1971 года, а чемпионат-1970 действительно завершался дополнительным — финальным — противостоянием за "золото", поскольку московские "Динамо" и ЦСКА финишировали в таблице с одинаковым количеством очков. Финалов игралось даже два — 5 декабря в Ташкенте была зафиксирована нулевая ничья, и только на следующий день армейцы вырвали чемпионский титул, победив земляков — 4:3. Прозрачным намеком на переигровку та песня и завершается:

А не то я вторичною смертью помру,
Будто дважды погибший на фронте.

Три из пяти посвященных футболу песен Высоцкий написал именно в 1971-м. Вторая — "Вратарь" — это посвящение Льву Яшину. "На уход Яшина у меня была песня, которую я хотел ему спеть по телевидению, но не удалось и я просто так ему послал", — рассказывал Поэт. Еще один проникновенный шедевр поется от имени болельщика.

Меня можно спокойно от дел отстранить,
Робок я перед сильными, каюсь, -
Но нельзя меня силою остановить,
Когда я на футбол прорываюсь!

Перечитываешь текст — и болельщицкая ностальгия подступает к горлу...

Пробой пера в футбольной тематике стала для Высоцкого завершенная в 1968-м "Песня про правого инсайда". В ней ирония автора соседствует с гаммой чувств игрока, рвущегося в борьбу помочь команде, но, по воле тренера, остающегося на скамейке запасных. Для самого Владимира Семеновича сидеть "в запасе" было неприемлемо, он рвался на острие атаки — как в своем творчестве, так и на футбольном поле. "Играли мы в футбол — команда МХАТа против киношников, — читаем в одном из интервью знаменитого актера Савелия Крамарова. — Володя играл, естественно, за МХАТ, — он же их училище заканчивал. Мхатовцы тогда и выиграли... Володя, надо сказать, прилично играл в футбол. Он вообще был очень спортивный парень и очень азартный".

Самая известная футбольная композиция Высоцкого — послесловие к ЧМ-1970 в Мексике "Разговор с женой". Среди персонажей — бразильские звезды Пеле и Тостао, капитан сборной Англии Бобби Мур, а также киевский динамовец Анатолий Бышовец (фото слева).

Но недаром клуб "Фиорентины"
Предлагал мильон за Бышевца.

По словам Анатолия Федоровича, их с Высоцким связывали теплые отношения. Познакомились в Киеве, после одного из спектаклей Театра на Таганке. "Это удивительный человек был, — рассказывал Бышовец. — Когда с ним разговаривал, казалось, что мы знакомы не один десяток лет, настолько просто и естественно он держался. "Я о тебе песню написал", — сказал Володя при нашей первой встрече. Тогда я не придал этому значения, но сейчас горжусь... Насчет "мильона"... Естественно, мне никто ничего подобного не предлагал. Да и вообще тогда в СССР никому в голову не могло прийти продать в зарубежный клуб футболиста, тем более — игрока сборной. Но, по словам Высоцкого, после нашего матча с "Фиорентиной" в Кубке чемпионов в 1969 году разговор на эту тему между тренерами "Динамо" и руководством итальянской команды был. Я спросил — откуда ему-то это известно? В ответ Володя только загадочно улыбнулся: мол, ты не знаешь, а я — знаю..."

Если про шевроле и крем-брюле у Пеле, про "одноглазого" Тостао и злоключения Мура, подозревавшегося в нападении на ювелирный магазин, известно всем почитателям творчества Высоцкого, то о набросках к песне знают не очень многие. "Но сидят донецкие шахтеры..." — гласит одна из "неприкаянных" и так и не использованных строк. Трудно представить, каким образом горняки вписались бы в краткий обзор мексиканского мундиаля. Зато реальный эпизод, связанный с футбольным "Шахтером", в биографии Поэта имел место — в марте 1973 года Владимир Семенович дал часовой концерт на тренировочной базе донецкого клуба, увезя оттуда в качестве сувенира мяч с автографами игроков и тренеров.

"Можете себе представить нашу реакцию! — делится воспоминаниями тогдашний наставник горняков Олег Базилевич. — Высоцкий уже тогда считался живой легендой, многие его песни мы знали наизусть. Перед концертом, который прошел в кинозале базы "Кирша", наш массажист разминал Володе кисть. Высоцкий предупредил, что у него есть только 40 минут — в тот день должны были состояться еще два концерта в области. Но в итоге уделил нам больше часа. Некоторые из игроков пришли с магнитофонами, хотя певец просил, чтобы его не записывали. Но это был не категорический запрет, спортсменам он всегда шел навстречу, с одной стороны, сознавая свою популярность, с другой же — уважая труд ребят".

"Высоцкий исполнил полтора десятка песен, среди которых были новые, нигде еще не звучавшие, — вспоминает бывший защитник "Шахтера" Виктор Звягинцев. — А спустя три года мне посчастливилось побывать еще на одном его концерте. В один из последних дней Олимпиады-1976 в Монреале мы с партнерами по сборной — Блохиным, Буряком, Фоменко и Коньковым — отправились в супермаркет. Вдруг Олег говорит: "Смотрите, как мужик на Высоцкого похож!" А Леня ему: "Так это и есть Высоцкий! Вон и Марина Влади рядом". Подошли, пообщались. На прощание Володя написал на листке бумаги адрес и пригласил нас на вечер в гости. Мы отпросились у Лобановского, вызвали такси и поехали..."

Эта история больше известна со слов Олега Блохина, от имени которого написана отдельная глава в книге "Владимир Высоцкий. Четыре четверти пути". Не раз монреальский вечер вспоминался в интервью нынешнего тренера "Динамо" и его многолетнего друга Леонида Буряка (фото слева). Пусть в их воспоминаниях есть серьезные разночтения с версией Звягинцева, главное, очевидно, не в этом. Случай собрал вместе великих мастеров своего дела, и своим общением они вдохновляли друг друга на новые победы — спортивные и творческие. Кассету с того импровизированного концерта, состоявшегося в доме подруги Марины Влади канадской певицы Дианы Дюфрен, Высоцкий по просьбе Блохина записал и подарил Буряку, отмечавшему незадолго до того день рождения.

Живой Владимир Семенович, влюбленный в свою Музу. Совсем молодые Олег Владимирович и Леонид Иосифович. Это было недавно, это было давно...

В заключение — воспоминание еще одного киевского друга Высоцкого, знаменитого Директора — непроходимого стоппера "Динамо" золотой поры 1960-х Вадима Соснихина. Их познакомил в бане другой выдающийся киевский динамовец Виктор Каневский. "Песни Высоцкого в "Динамо" безумно любили. В свободное время из каждой комнаты на базе со всех магнитофонов доносился хриплый голос. Брали кассеты с его песнями и за границу, — рассказывал Соснихин. — Я у Высоцкого несколько раз гостил в московской квартире. Все там у него было завалено, хаос такой небольшой... Это был нормальный мужик, рубаха-парень... Очень любил футбол. Говорил мне: "Когда не играет "Спартак", я — за Киев. "Динамо" мне очень нравится..."
Источник: Футбольный клуб

[Изображение: 77577.gif] Регистрация на форуме по ссылке. Пока
2013-01-26 20:57
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
domic Не на форуме
Administrator
***

Сообщений: 10178
У нас с: 2012 May
Рейтинг: 4179
Сообщение: #3
 
Отличная тема!
2013-01-26 22:12
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
mymetall Не на форуме
Moderator
*****

Сообщений: 3747
У нас с: 2012 Jun
Рейтинг: 1294
Сообщение: #4
Каневский о Высоцком: "Величайший из великих!"
Каневский о Высоцком: "Величайший из великих!"

Дэви АРКАДЬЕВ
75-летие Владимира Семёновича ВЫСОЦКОГО широко отметили по обе стороны океана. Неделя памяти подходила к концу, когда я позвонил своему другу Виктору Каневскому…

- Витенька, не сомневаюсь, что ты в эти дни смотрел немало передач о Высоцком, - говорю ему. – И я подумал о том, что ты мог с ним встречаться…
- Да, мы были знакомы, - говорит Каневский.

- Сейчас расскажешь, Витёк, и поподробней о вашей первой встрече! – восклицаю я и делюсь с другом информацией о раритетной записи, сделанной в Монреале-1976…






Уже рассказывал о том, как именно 25 января 2013-го, в день 75-летия Высоцкого, мне посчастливилось разыскать и впервые с интересом прослушать этот уникальный, на мой взгляд, материал… К слову сказать, в тот день, когда, благодарный людям, выложившим этот сюжет в You Tube, повторил его в своих блогах, обратил внимание на обидную, как мне показалось, цифру просмотра (чуть больше 800). Сегодня тех, кто, уверен, с интересом и вниманием слушал – и услышал! – голоса Владимира Высоцкого, Марины Влади, Олега Блохина и Леонида Буряка из далёкого 1976-го, их число уже перевалило 4000…

Впрочем, вернёмся к воспоминаниям Виктора Каневского, из рассказа которого я понял, что это было летом 1977-го года. В Киеве, в одном из лесопарков Святошино, была открыта новая, как сказали бы в наши дни, элитная парилка, директором которой был болельщик киевского «Динамо» и конечно же почитатель таланта Каневского. Он-то и пригласил Витю в гости…

Здесь я, в порядке отступления, напомню, что в 2006-м году мне, благодаря помощи братьев Григория и Игоря Суркис, удалось организовать 70-летие Каневского в его родном клубе. Черерз пять лет, уже в Филадельфии устроил его 75-летний юбилей.

... К слову сказать, за все эти годы от своего друга ни разу не слышал каких-либо жалоб человека, на себе испытавшего тяжелейшие страдания советского отказника, длившиеся долгих д е с я т ь лет. Слава Богу, это всё в далёком прошлом. А ведь московские таможенники в тот день, когда эмигрант Каневский покидал родину, отобрали у него немало памятных для легендарного форварда раритетов. В том числе и золотую медаль чемпиона СССР 1961-го года… Между прочим, как память об этом известный художник и архитектор Александр Штейнберг, друг семьи Каневских, к 75-летию легендарного капитана-динамовца нарисовал небольшую картину маслом, на которой изобразил чемпионскую награду. Да, таких, как Виктор, дарившим людям радость, невольно хочешь одаривать своим вниманием и теплотой. Рад, что сегодня удалось наконец-то, как говорится, довести до ума и представить на ваш суд TV-сюжет песни КАНЕВА, слова которой написал Анатолий Калоша, музыку (он же исполнитель) – композитор Геннадий Татарченко. Заодно, пользуясь случаем, публично благодарю сотрудников Динамо-TV, в декабре 2012-го помогавших мне в этой работе.




еперь вернёмся мысленно в лето 1977-го. Итак, Каневский, приняв приглашение друга,приезжает в элитную парилку в Святошино. Засиживается там до поздна и, пользуясь тем, что есть свободные домики для отдыха, остаётся до утра. Рано, как обычно, проснувшись, уже часов в восемь утра идёт в парилку. Сидит там какое-то время один, когда вдруг заходит – Каневский, конечно же сразу его узнав, глазам не верит!? – Владимир Высоцкий! Естественно, в чём мать родила…

- И кто же из вас заговорил первым?

- Я конечно,,, Говорю: «Хочу с вами познакомиться!»

- А что же Владимир Семёнович?

- Пожалуйста! – говорит. – Кто ты? Чем занимаешься?

Каневский представился, сказал, что играл в футбол, был капитаном киевского «Динамо», чемпионом страны, играл в составе сборной СССР на чемпионате мира…

- Можешь не продолжать, перебил его Высоцкий. – Я же тебя хорошо знаю. Сейчас-то что делаешь?

- Подал документы на выезд, - ответил Виктор. – Лишили работы, исключили из партии…

Не вдаваясь в какие-то подробности их дальнейшего разговора, подчеркну лишь, что когда они прощались, Высоцкий записал Виктору номер своего телефона, сказав при этом: «Будешь в Москве, обязательно позвони, встретимся…».

- Да, Витюша, - говорю ему, - довелось тебе встретиться…

-…С величайшим из великих! – восклицает Каневский.

Дэви АРКАДЬЕВ,
30 января 2013,
Филадельфия.

dynamo.kiev.ua

[Изображение: 77577.gif] Регистрация на форуме по ссылке. Пока
(Последний раз сообщение было отредактировано 2013-01-31 в 11:23, отредактировал пользователь mymetall.)
2013-01-31 11:22
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
TIGER Не на форуме
Moderator
*****

Сообщений: 3793
У нас с: 2014 Feb
Рейтинг: 1933
Сообщение: #5
С днем рождения, человечище!
[Изображение: 6VUeDqM.jpg]

Великому поэту- вечная память, а стихам и песням его бессмертие
Несколько малоизвестных фотографий....

[Изображение: mF8PUg6.jpg]

[Изображение: CGIMRDE.jpg]

[Изображение: p9IGoUM.jpg]

[Изображение: ktlIhGE.jpg]

[Изображение: g5VcO15.jpg]

[Изображение: L2Iazdy.jpg]

[Изображение: XFnr76K.jpg]

[Изображение: MhO3BCp.jpg]

[Изображение: ouva4J8.jpg]

[Изображение: D7bD75Q.jpg]

[Изображение: 64Dl3yV.jpg]

Над заснеженным садиком
Одинокий фонарь,
И, как свежая ссадина,
Жжет мне сердце луна
В эту полночь щемящую
Не заказан мне путь
На Ваганьково кладбище,
Где он лег отдохнуть

Я пойду, слыша плач иных
Инквизиторских стран,
Мимо тел раскоряченных,
Мимо дыб и сутан
Долго будет звенеть еще
Тех помостов пила
Я пойду, цепенеющий
От величия зла

Пистолеты дуэльные
Различаю во мгле,
Два поэта застрелены
Не на папской земле
Офицерам молоденьким
Век убийцами слыть
Ах, Володя, Володенька,
А нам кого обвинить?

И во взгляде рассеянном
Возле петли тугой
Промелькнет вдруг Есенина
Русочубая боль
Рты распахнуты матерно,
Вижу пьяных господ
Над заблеванной скатертью
Велемировских од

Вижу избы тарусские,
Комарова снега,
Две великие, русские,
Две подруги богам
Дом на спуске Андреевском,
Где доска, кто в нем жил?
Но мы все же надеемся,
В грудь встречая ножи

Проплывают видения,
И хочу закричать -
Родились не злодеями,
Так доколе ж нам лгать?
Я стою перед "Банькою",
Я закончил свой путь,
Я пришел на Ваганьково,
Где он лег отдохнуть...
А.Розенбаум
[Изображение: XJiTAyN.jpg]
http://fishki.net/1401589-s-dnem-rozhden...chiwe.html
(Последний раз сообщение было отредактировано 2015-01-26 в 11:57, отредактировал пользователь TIGER.)
2015-01-26 11:55
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
nato Не на форуме
Moderator
*****

Сообщений: 7326
У нас с: 2012 May
Рейтинг: 4119
Сообщение: #6
 
С Днем Рождения Владимир Семенович!

В анкете, заполненной в июне 1970 года по просьбе актера Анатолия Меньшикова, Владимир Высоцкий на вопрос «Чего ты хочешь добиться в жизни» ответил «Чтобы помнили». И мы помним. Сегодня исполняется 77 лет со дня рождения великого советского поэта.

Булат Окуджава: «…А АРБАТА БОЛЬШЕ НЕТ» (ответы на записки: отрывок)

— Дружили ли вы с Высоцким?

— С Володей Высоцким мы дружили. Наша дружба началась еще до того, как он взял в руки гитару. Но дружба у нас была несколько своеобразная, я всегда об этом говорю, особенно теперь, когда после его смерти появилось грандиозное количество его друзей, которые даже выступают с лекциями платными о нем, у нас дружба была несколько своеобразная.

Во-первых, мы были люди совершенно разных поколений. И, во-вторых, разных темпераментов. Он был человек общительный, окруженный большим числом почитателей. Он был артистом в буквальном смысле этого слова. Я же — кустарь-надомник, одиночка. Часто мы не общались. Но когда общались — общались любовно. Выступали — очень редко. Самое яркое, что я запомнил, — это выступление в Париже, во дворце спорта. Человек он был обаятельный… Резкий… Издерганный… Потому что он знал себе цену, а за всю жизнь так и не увидел свои стихи опубликованными. Он знал себе цену, а ни разу — ни в Москве, ни в Ленинграде — не выступал с афишами. Считалось почему-то стыдным делать афиши. На всякие заграничные ничтожества вешалось тысячи афиш, и объявлялось по телевизору о их выступлениях. А свой замечательный домашний шансонье жил, а афиш не имел. Потом были мелкие уколы все время. То что-то запрещали, то выговаривали. То вдруг сняли фильм, а в последнюю минуту из фильма вырезали. Это было тяжело очень. Последний раз мы виделись незадолго до его смерти, летом. Так и не поговорили. А просто я ехал в своей машине, а он ехал в своей рядом. И мы помахали друг другу. И я улетел на юг. Прилетел туда и узнал, что он погиб… Вот так. Добрый был человек, щедрый. Очень популярный в разных слоях. Если у меня в основном мой круг почитателей ограничивается людьми интеллигентными, то у него этот круг был гораздо шире. Я помню, однажды мы с ним договорились встретиться, поехать к нему домой, и я заехал в театр к концу спектакля. И он в гримерной мне сказал: «Знаешь, пока я буду разгримировываться, ты пойди на стоянку такси и возьми машину. А я сейчас подойду!» Я пришел — там на Таганке большая стоянка такси. Я подошел — стоят шоферы около машин, разговаривают. Я говорю: «А кто поедет, с кем можно поехать?..» — «А куда ехать?» — «Да вот туда…» — «Да нет, я не поеду…» — «А вы?» — «А я тоже не поеду…» Вдруг идет Высоцкий, говорит: «Кто свободен?!» — своим голосом. Все заорали: «Высоцкий, Высоцкий! Давай сюда! Давай сюда! Давай сюда!» — и мы замечательно поехали к нему домой.

— Приходилось ли вам спорить с Высоцким?

Мы никогда не спорили. Наша дружба была несколько своеобразной. Мы люди совершенно разных поколений, разных возрастов. И хотя мы любили друг друга, но встречались редко. Мы разных темпераментов люди. Он — человек компанейский, шумный. Я — одиночка, привыкший к уединению. Поэтому мы часто не пересекались. Но когда мы встречались, мы очень хорошо общались. Спорить не приходилось, да и не нужно было спорить, потому что по главным, принципиальным вопросам искусства и этого жанра мы очень с ним сходились.

Журнал Огонек, № 30, 28 июля 1997

Александр Митта: Будет излучать тепло и свет

В мировой песенной практике, которая сейчас породила тысячи исполнителей и авторов, нет, говорят сведущие люди, ничего похожего на тот многоцветный и многолюдный мир, который возникает в песнях Владимира Высоцкого. Кажется, что Россия спрессовалась в ком любви и боли, веселья и отчаяния, горьких раздумий и пронзительных озарений.

Мне приходилось много лет быть свидетелем его работы. Песню — каждую — он писал подолгу, по два-три месяца, много раз переписывая, зачеркивая слова, то сокращая, то прибавляя строчки. Потом месяц-два песня пелась им почти каждый вечер, и всякий раз хоть два-три слова, хоть одно да менялось, уточнялось. И так в работе было одновременно пять-шесть, а когда и десяток вещей. Одновременно оттачивалось исполнение, искались интонации, акценты. Для постороннего человека провести вечер с Высоцким значило послушать, как Володя с непрекращающимся удовольствием поет свои песни, покоряя друзей и гостей. И не сразу и не все понимали, что эти вечера были его непрерывной ежедневной репетицией. Он работал сосредоточенно и вдумчиво. Для него гул друзей, набившихся в комнату вокруг накрытого стола, был таким же естественным компонентом творчества, как ночная тишина его пустой комнаты, когда он складывал слова, трудолюбиво лепя их, приваривая темпераментом и мыслью одно к другому, чтобы получилось как массив, как что-то единое, рожденное с лету.

По творческому напору Высоцкий был редким и уникальным явлением. Неоднократно мне доводилось быть свидетелем того, как он работал круглыми сутками, по четыре-пять дней. Причем не просто работал, а выкладывался. Днем съемка, вечером спектакль, да еще какой! — «Гамлет» или «Галилей», ночью творчество за столом над белым листком, исписанным мельчайшими убористыми строчками. Два часа сна — и он готов к новому дню, полному разнообразных творческих напряжений, и так день за днем. По-моему, больше пяти часов он не спал никогда, кроме редких периодов полного расслабления, когда организм, казалось, освобождался от многомесячных накоплений усталости и сдержанности.

Пожалуй, это слово «сдержанность» лучше всего определяло Высоцкого, невидимого посторонним людям. На сцене театра или с гитарой он был сгустком раскаленной энергии, казалось, не знающей удержу и препон. А в общении с людьми был сдержан, собран, тактичен, терпелив. Причем надо понять, что это был человек с тонкой и остро чувствующей унижение структурой поэта, чтобы в должной мере оценить то напряжение и самодисциплину, которой требовала эта внешне чуть хладнокровная сдержанность.

А вот друзья, которых у него было очень много и в самых разных кругах жизни, помнят его человеком преданным и нежным. У него был отдельный от всех его творческих талантов ярко выраженный талант дружбы. Он делал для друзей многое и умел принимать дружбу так, что вы были от этого счастливы. Потому что каждый человек бывает счастлив, когда его талант замечен другими. Но иной рисует, пишет музыку, изобретает что-то — это продуктивные таланты. А есть просто талант от бога: способность быть добрым, верным, нежным. Для того, чтобы этот талант проявился в полной мере, нужны потрясения, войны, — иначе мы его не замечаем. А Володя чувствовал этот талант в людях, как, говорят, экстрасенсы чувствуют излучение поля человеческого организма. И чувствовал, и излучал сам.

Юрий Визбор. Он не вернулся из боя

Владимир Высоцкий был одинок. Более одинок, чем многие себе представляли. У него был один друг — от студенческой скамьи до последнего дня. О существовании этой верной дружбы не имели и понятия многочисленные «друзья», число которых сейчас, после смерти поэта, невероятно возросло.

Откуда взялся этот хриплый рык? Эта луженая глотка, которая была способна петь согласные? Откуда пришло ощущение трагизма в любой, даже пустяковой песне? Это пришло от силы. От московских дворов, где сначала почиталась сила, потом — все остальное. От детства, в котором были ордера на сандалии, хилые школьные винегреты, бублики «на шарап», драки за штабелями дров. Волна инфантилизма, захлестнувшая в свое время все песенное движение, никак не коснулась его. Он был рожден от силы, страсти его были недвусмысленные, крик нескончаем. Он был отвратителен эстетам, выдававшим за правду милые картинки сочиненной ими жизни. «…А парень с милой девушкой на лавочке прощается». Высоцкий — «Сегодня я с большой охотою распоряжусь своей субботою». Вспомните дебильное — «Не могу я тебе в день рождения дорогие подарки дарить…» Высоцкий — «…А мне плевать, мне очень хочется!» Он их шокировал и формой и содержанием. А больше всего он был ненавистен эстетам за то, что пытался говорить правду, ту самую правду, мимо которой они проезжали в такси или торопливым шагом огибали ее на тротуарах. Это была не всеобщая картина из жизни, но этот кусок был правдив. Это была правда его, Владимира Высоцкого, и он искрикивал ее в своих песнях, потому что правда эта была невесела.

Владимир Высоцкий страшно спешил. Будто предчувствуя свою короткую жизнь, он непрерывно сочинял, успев написать что-то около тысячи песен. Его редко занимала конструкция, на его ногах скорохода не висели пудовые ядра формы, часто он только намечал тему и стремглав летел к следующей. Много россказней о его запоях. Однако мало кто знает, что он был раб поэтических «запоев» — по три-четыре дня, запершись в своей комнате, он писал как одержимый, почти не делая перерывов в сочинительстве. Он был во всем сторонник силы — и не только душевно-поэтической, но и обыкновенной, физической, которая не раз его выручала в тонком деле поэзии. В век, когда песни пишутся «индустриальным» способом: текст — поэт, музыку — композитор, аранжировку — аранжировщик, пение — певец, Владимир Высоцкий создал совершенно неповторимый жанр личности, имя которому — он сам и где равно и неразрывно присутствовали голос, гитара и стихи. Каждый из компонентов имел свои недостатки, но слившись вместе, как три кварка в атомном ядре, они делали этот жанр совершенно неразрываемым, уникальным, и многочисленные эпигоны Высоцкого терпели постоянно крах на этом пути. Их голоса выглядели просто голосами блатняг, их правда была всего лишь пасквилем.

Однажды случилось странное — искусство, предназначенное для отечественного уха, неожиданно приобрело валютное поблескивание. Однако здесь, как мне кажется, успех меньше сопутствовал артисту. Профессиональные французские ансамблики никак не могли конкурировать с безграмотной гитарой мастера, которая то паузой, то одинокой семикопеечной струной, а чаще всего неистовым «боем» сообщала нечто такое, что никак не могли выговорить лакированные зарубежные барабаны.

Владимир Высоцкий испытывал в своем творчестве немало колебаний, но колебаний своих собственных, рожденных внутри себя. Залетные ветры никак не гнули этот невысокий крепкий побег отечественного искусства. Ничьим влияниям со стороны, кроме влияния времени, он не подвергался и не уподоблялся иным бардам, распродававшим чужое горе и ходившим в ворованном терновом венце. У Высоцкого было много своих тем, море тем, он мучился скорее от «трудностей изобилия», а не от модного, как бессонница, бестемья.

Ему адски мешала невиданная популярность, которой он когда-то, на заре концертирования, страстно и ревниво добивался и от которой всю остальную жизнь страдал. Случилось удивительное дело: многие актеры, поэты, певцы, чуть ли не ежедневно совавшие свои лица в коробку телевизионного приемника — признанного распространителя моды — ни по каким статьям и близко не могли пододвинуться к артисту, не имевшему никаких званий, к певцу, издавшему скромную гибкую пластинку, к поэту, ни разу (насколько я знаю) не печатавшему свои стихи в журналах, к киноактеру, снявшемуся не в лучших лентах. Популярность его песен (да простят мне это мои выдающиеся коллеги) не знала равенства. Легенды, рассказывавшиеся о нем, были полны чудовищного вранья в духе «романов» пересыльных тюрем. В последние годы Высоцкий просто скрывался, репертуарный сборник Театра на Таганке, в котором печатаются телефоны всей труппы, не печатал его домашнего телефона. Он как-то жаловался, что во время концертов в Одессе он не мог жить в гостинице, а тайно прятался у знакомых артистов в задних комнатах временного цирка шапито. О нем любили говорить так, как любят говорить в нашем мире о предметах чрезвычайно далеких, выдавая их за близлежащие и легкодостижимые. Тысячи полузнакомых и незнакомых называли его «Володя». В этом смысле он пал жертвой собственного успеха.

Владимир Высоцкий всю жизнь боролся с чиновниками, которым его творчество никак не представлялось творчеством и которые видели в нем все, что хотели видеть — блатнягу, пьяницу, пошляка, истерика, искателя дешевой популярности, кумира пивных и подворотен. Пошляки и бездарности вроде Кобзева или Фирсова издавали сборники и демонстрировали в многотысячных тиражах свою душевную пустоту и ничтожество. Каждый раз их легко журили литературоведческие страницы, и дело шло дальше. В то же время все, что делал и писал Высоцкий, рассматривалось под сильнейшей лупой. Его неудачи в искусстве были почти заранее запрограммированы регулярной нечистой подтасовкой — но не относительно тонкостей той или иной роли, а по вопросу вообще участия Высоцкого в той или иной картине. В итоге на старт он выходил совершенно обессиленный.

В песнях у него не было ограничений, слава богу, магнитофонная пленка есть в свободной продаже. Он кричал свою спешную поэзию, и этот магнитофонный крик висел над всей страной — «от Москвы до самых до окраин» — как справедливо выразился поэт. За его силу, за его правду ему прощалось все. Его песни были народными, и он был народным артистом, и для доказательства этого ему не нужно было предъявлять удостоверение.

Он предчувствовал свою смерть и много писал о ней. Она всегда представлялась ему насильственной. Случилось по-другому. Однако его длинное сорокадвухлетнее самоубийство стало оборотной медалью его яростного желания жить.

P. S. Что же касается того, что Владимир Высоцкий всячески отмежевывался от движенья самодеятельной песни, то, как мне кажется, и говорить-то об этом не стоит. Он сам за себя расплачивался и сам свое получал. Просто это было его личное дело.

Андрей Тарковский о Высоцком

Я никогда не мог себе представить, что ко мне будут так часто обращаться по поводу Владимира Высоцкого. Не каждому известно, что мы были друзьями, что были, так сказать, близки и знали, просто знали в течение двадцати с лишним лет друг друга. Но рассказывать друг о друге можно все, что угодно, и тем не менее это не всегда будет соответствовать действительности. Владимир Высоцкий — уникальная личность, У меня такое впечатление, что он — один из немногих художников нашего времени, жанр которого я совершенно определить не могу и который сумел выразить свое время, как никто.

Он, конечно, никакой не актер, потому что на этом поприще он не достиг высот, какие ему удались в другом жанре. Он, конечно, метафора в абсолютном смысле этого слова. Он сам сочинял слова для своих песен и сам их исполнял, подыгрывая себе на гитаре, — причем, как вы знаете, не так виртуозно, а делал-то это, с моей точки зрения, гениально. В этом смысле я не знаю равного ему: когда мы говорим «Высоцкий» — становится ясно, о ком идет речь. Так же, как когда говоришь — «Окуджава» — тоже все ясно. Можно говорить о поэзии Окуджавы, можно говорить о его мелодике, о каком-то жанре, даже об истории жанра можно говорить, но ни о чем побочном нельзя говорить применительно к Высоцкому. И все-таки я не знаю другого художника, который т, а к сказал бы о своем времени. И это не потому, что он нашел героя, этакого полублатного и полудурковатого, такого заблудшего алкоголика — совершенно не в этом дело. Дело в комплексе: есть песни, которые потрясают — не исполнением, не словами, не точностью мысли, а тем, и другим, и третьим вместе, этим единством.

Вы не замечали: как только Высоцкий обратился к каким-то эстрадным музыкальным ансамблям, которые ему аккомпанировали, так сила его обаяния начала исчезать. Наверное, заметили?.. Кто действительно серьезно относился к Володе Высоцкому, тот понимает, что исполнение на пластинке песенки «Где твои 17 лет?» совершенно не похоже на то, как он пел ее в той самой квартире на Большом Каретном своим друзьям. И эта запись, где ему подпевает французский хор русских цыган, совершенно неудачна. Просто не умещается в сознании, как Володя Высоцкий посмел так спеть эту песню: если бы это был кто-то другой, его бы просто четвертовали.

Скоро выйдет книга его стихов, мне известны многие его песни или даже стихи — это все прекрасно, но… Это требует голоса Володи Высоцкого, требует его гитары, какого-то скромного исполнения и очень искренней отдачи. Равного ему нет, и не будет в ближайшие десятилетия — ничего такого больше не будет, и если меня спросят, что такое Высоцкий, я отвечу: на правах его истинного друга я могу сказать, что Высоцкий — не в своих актерских работах, а в своих совершенно гениальных песнях. Я не боюсь этого слова и нисколько не преувеличиваю: это такой великий человек в полном смысле этого слова.

Он, конечно, очень скоро отошел бы от своих оркестровых сопровождений: ведь долгое время он был вынужден обходиться только своей гитарой, и ему нужно было пройти через это…

Мы потеряли поразительного художника: он сумел выразить какие-то глубокие мысли и идеалы, свойственные русской культуре, русскому характеру, каким-то нынешним претензиям молодежи. И даже обрисовал какое-то будущее… Поэтому я могу сказать, что я преклоняюсь перед талантом Высоцкого и скорблю о том, что мы никогда больше не услышим его песен. Для меня он неразрывно связан со своей гитарой, со своим голосом, со своей в высшей степени примитивной мелодикой — и все это является неразделимым. Если кто-нибудь придумает музыку для его песен, если кто-то запоет его песни, то из этого ничего не выйдет. Но это моя точка зрения…

Я могу сказать, что Владимир Высоцкий был замечательным другом, прекрасным человеком, и все, кто его знал, ощущают потерю, которую мы понесли в день его смерти.

(из выступления в г. Калинине 31 октября 1981 г.)

Эхо Москвы

Совы не то, чем они кажутся (с)
2015-01-26 18:52
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
nato Не на форуме
Moderator
*****

Сообщений: 7326
У нас с: 2012 May
Рейтинг: 4119
Сообщение: #7
 
Долгое сиротство

Александр Минкин

22 января 2015 в 19:25


Скоро 35 лет, как страна осиротела. И не похоже, что нам — еще при этой жизни — будет дарован властитель дум и сердец


[Изображение: 776099548_5418698.jpg]

25 января кто-то вспомнит про день рождения Высоцкого; наверно, по телевизору что-нибудь покажут. Отметимся и опять забудем до какой-нибудь даты.

Русскоязычные дамы и господа, что вы делали во время новогоднего безделья? Пили-ели-спали, смотрели новости и прочую хрень — это понятно. А для души?

Не знаю почему включил фильм, где Высоцкий поёт, а люди слушают совершенно обалдевшие. Иногда это переполненный зал, иногда — два-три человека. Фантастический момент: он в каком-то кафе в Болгарии даёт телеинтервью, рядом симпатичная болгарочка-корреспондент; и он поёт ей что-то шутливое «ноги шире — три-четыре». Вдруг говорит: у меня и серьёзные песни есть. И начинает про подводную лодку: «Спасите наши души! Мы бредим от удушья!» — поёт с невероятной силой, на разрыв аорты. И видно, что он там — в гибнущей подлодке. А когда допел (такое ощущение, будто он вылез из песни наружу), вернуться в шутливое состояние уже не смог: «Ладно, — говорит, — наверное, хватит». И девочка телевизионная сидит с опрокинутым лицом, не знает, что сказать…

...Как вырастить хорошего человека? Как вырастить здорового — понятно: белки, углеводы; овощи содержат витамины… Дизентерийную палочку не ешь, холерную бациллу не глотай, мой руки!.. А мозги? А душу? (Многие уверены, что она есть, но кормить и мыть её не надо, и так хороша.)

Как вырастить хорошего? Надо изолировать его от всего плохого. От заразы зависти, жестокости, сплетен, подлости… И что вырастет? Природа же не терпит пустоты; место должно быть заполнено чем-то хорошим. И хорошее должно быть невероятно привлекательным. Привлекательнее, чем бандитская сила, предательское коварство… Любой актёр скажет, что негодяя играть интересно, роли яркие, а положительного героя — почти невозможно; ангела не сыграешь, будет приторно.

Высоцкий, кажется, до сих пор не познан. Его немыслимую силу мы так и не смогли осознать. В его власти были двести миллионов душ.

Документальный фильм «Уйду я в это лето» — смерть Высоцкого и московская Олимпиада. Кто видел в те дни Москву, Таганку, Ваганьково — тот не забудет. А кто не видел, тот не поверит, даже если посмотрит кино. Один человек перевесил Олимпиаду. И не было у него ни званий, ни орденов, ни членства в творческих союзах.

В одном из фильмов есть момент, где Высоцкий говорит: «Официально я не поэт, не певец, не композитор». Ничего, зато аудитория 250 миллионов.

Драгоценная Олимпиада была по телевизору, по радио, во всех газетах, а Высоцкого не было нигде. Разве что три строчки извещения о смерти в одной из городских газет. (Не уверен, что стоит об этом рассказывать, а с другой стороны — это наша история. 25 июля 1980 года позвонила рыдающая подруга: «Высоцкий умер». И мы с Александром Ароновым пошли вдвоём к тогдашнему главному редактору «МК»: мол, надо некролог. Он спокойно ответил: «Меня это не интересует». В том номере, где не нашлось места для прощания с Высоцким, чуть ли не целая полоса была занята историей о том, как артист Боярский то ли сломал, то ли вывихнул ногу.)

Смотришь сейчас документальные кадры, смотришь, как Высоцкий поёт, рассказывает, читает монолог Гамлета… А где это снимали? В Мексике, во Франции, в Америке… А если Высоцкий идёт по Москве, то опять-таки кто снимает? — немец, итальянец — иностранец.

Телевидение Советского Союза ни разу не показало ни одного концерта Высоцкого. Телевидение Советского Союза ни разу даже не записало его концерт.

В Пятигорске телевизионщики в сентябре 1979 года сняли, как он поёт несколько песен (жить ему оставалось 10 месяцев); в эфир местный начальник давать запретил. Мало того: запись приказал уничтожить. Кто-то без разрешения сделал копию, вроде бы сберёг; но и её нашли и на эту кассету записали что-то про сельское хозяйство. Только финальные минуты чудом сохранились. Теперь они впервые стали доступны. Называется «Дополнительные материалы» к документальному фильму «Письмо Уоррену Битти».

Фильм студии «Ракурс» о том, как американский режиссёр Уоррен Битти задумал пригласить Высоцкого на роль в Голливуде. Поехать на пробы в Америку Высоцкий не мог. Тогда было решено, что его запишут на видеокассету…

Ни одна киностудия к себе не пустила. Втихаря удалось снять в студии журфака МГУ. Высоцкий впервые оказался перед видеокамерой; мы видим, как он беспокоится: сколько там уместится минут? и будут ли кассету переворачивать на другую сторону? (Он думает, что это как в магнитофоне.) Он пытается что-то сказать по-английски этому Битти, поёт ему — работает для одного зрителя. В какой-то момент его опять сносит в «подводную лодку», и опять он поёт её на пределе, так что, кажется, лопнет горло… Не допел, какая-то струна расстроилась на гитаре; попытался подтянуть и махнул рукой: «Не судьба».

За сто лет существования подводных лодок на планете Земля никто не написал о них песню лучше, чем Высоцкий. И не только песню — вообще о них никто ничего лучше не написал. И никогда никто не напишет.

…Этот гений создал невероятное богатство. Всего за 16 лет. Начал, грубо говоря, в 1964-м, а в 1980-м это счастье кончилось. Русский язык, русская культура, русское искусство, русский народ, русскоговорящий народ — Высоцкий всех обогатил. И за все 16 лет ни одного концерта с афишей. Что говорить про ТВ; у него за всю жизнь вообще не было ни одного официального концерта. Пел в проектных и научно-исследовательских институтах, в «почтовых ящиках», случалось — на заводе…

Тупая власть (по которой сегодня многие стонут) душила таланты и возводила серость на пьедестал. Чего стоили советские министры культуры, мало отличимые от сегодняшнего.

Ну и где все эти великие вожди: Брежневы, Сусловы... От них не осталось ничего. А Высоцкий как был на вершине, так и остался.

…На одном из дисков есть рассказ Юрия Любимова, как Таганка приехала с гастролями на КамАЗ, в Набережные Челны. Артисты шли с вокзала по бесконечной улице, а по обе стороны, в домах, где жили рабочие, были открыты окна, и на подоконниках стояли магнитофоны, и, увидев приближающегося Высоцкого, запускали работяги его песни на полную катушку. В этом месте Любимов вдруг сверкает глазами: «Он шёл, как Спартак!!!» Юрий Петрович, наверно, и сам не ожидал, что у него выскочит такое сравнение. Получилось, что Высоцкий шёл, как вождь восставших рабов.

[Изображение: 6472676_8207843.jpg]

В некотором смысле так оно и было. Вместо разрешённого и навязанного ТВ и радио они слушали то, что хотели. Пусть качество было жуткое; десятая перезапись на катушечном магнитофоне — это хрип, где с трудом различишь слова. Но это были те слова, которых просила душа.

Фанатики — Александр Ковановский, Олег Васин, Игорь Рахманов, Александр Петраков и другие — вот уже 35 лет собирают по всему миру аудио- и видеозаписи концертов Высоцкого, его интервью, квартирные записи. Собирают даже так называемые «срезки» — остатки каких-то киноплёнок… Кто-то дарит, кто-то заламывает неподъёмную цену. Как мужики умудряются добыть деньги на свою подвижническую работу — трудно понять.

Только что они выпустили новый альбом из трёх дисков. Кроме «Письма Уоррену Битти» там удивительный диск «Глазами клоуна». Всемирно знаменитый клоун Юрий Никулин (чьим именем назван цирк на Цветном бульваре) рассказывает, как сперва услышал песни Высоцкого, а потом познакомился, даже подружился.

Никулин — фронтовик, за плечами Великая Отечественная; он рассказывает, что, услышав военные песни Высоцкого, был уверен: поёт здоровенный русский мужик с бородой, который, конечно, воевал. А потом встретились: глядь, худощавый, невысокий… И вдруг, вспоминая одну из военных песен, Никулин плачет…

(Фильм кончается, сидишь, пытаясь прийти в себя, на экране финальные титры… и вдруг в списке людей, которых авторы за что-то благодарят, вижу своё имя. Это так лестно, хотя совсем не помню, чем я им помог: то ли старыми фотографиями, то ли старыми магнитофонными записями. На нелегальных концертах Высоцкого мы изо всех сил старались сесть в первый ряд, в середину; на коленях магнитофон… Высоцкий видел, но почти никогда не протестовал. Для молодых надо пояснить. Когда Высоцкий просил выключить и убрать магнитофоны, которые тогда были размером с хороший ноутбук, то беспокоился он не о своих авторских правах, не об убытках. "Незаконное распространение" — уголовная статья. Легко могли срок впаять.)

* * *

Он играл Гамлета, и сам был принц Советского Союза — принц страны, которая, казалось, покончила с самодержавием. Любили его бесконечно. Хотя и тогда были гады — шипели, клеветали, зависть их душила адская, и они в своих пасквилях притворялись, будто упрекают Высоцкого за грубость выражений, за пагубную страсть (один лжец и негодяй написал, будто Высоцкий не выходит на сцену без укола спирта в вену), за блатные мотивы, а главное — за антипатриотизм. Но за всеми их упрёками была ненависть. И чем бездарнее был клеветник, тем сильнее он давил на патриотическую тему, рвал рубаху на груди. Но похороны всего тогдашнего Союза писателей СССР не вызвали бы и доли той скорби, которую переживал советский народ в конце июля-1980.

Не хочу никого обидеть, тогда было немало талантливых прозаиков и поэтов, но факт: даже все вместе они были меньше, если считать не по тиражам и орденам, а по народной любви. Хоронили Шукшина, Окуджаву… было очень грустно, было очень жаль. Но Высоцкий — это было острое горе (загляните в любой учебник психологии — увидите, что чувствовали люди).

Он перевесил Олимпиаду-80, перевесил Союз писателей, всю эстраду и весь Агитпроп ЦК КПСС... Сейчас слышишь: мол, этот фильм лучше, чем у Михалкова; этот поёт лучше, чем Михайлов… Господи помилуй, на этом уровне так легко быть лучше.

Он пел:

Вдоль дороги всё не так,
А в конце — подавно.
И ни церковь, и ни кабак —
Ничего не свято!
Нет, ребята, всё не так!
Всё не так, ребята...


Всё не так! Во-первых, это правда. Во-вторых, это не критика, а боль за страну. Патриотизм Высоцкого легко перевесит суммарный патриотизм всех депутатов, нашистов, «ночных волков», и ещё много останется.

Он пел:

Мы успели.
В гости к Богу не бывает опозданий…


Смотря для кого. Что сказано в Святом писании про верблюдов-миллиардеров и игольное ушко? Вот там, перед этим ушком, они и будут доказывать, что не верблюды.

...Его существование мешало чиновникам-идеологам (хотя дома они его, наверно, слушали), а бездарная эстрада его терпеть не могла — рядом с ним они выглядели маленькими, жалкими. Его песни невольно создавали масштаб для сравнений. Поклонная гора? — что ж, может, и гора. Но рядом с Эверестом она даже не холм, так, кочка.

Эта разница ярко видна в фильмах на бедных интервьюерах. Мелкие, бессмысленные, ничтожные вопросы. Вот интервью записывает немец (западный немец, ФРГ, а не ГДР). И пока Высоцкий поёт, а немец держит микрофон, то ещё туда-сюда. (Раздражает разве что оператор. Он считает своим профессиональным долгом ёрзать камерой по лицам слушателей. Нам надо видеть лицо Высоцкого, а в кадре какие-то рюмки, собака, курящие женщины; и даже прекрасное лицо Ахмадулиной не утешает. Спросить бы этих операторов: брат, если ты пришёл на концерт — ты на сцену смотришь или озираешься, разглядывая публику, так тебя перетак?!) Но вот немец начинает задавать вопросы, и сразу видно, что он ничего не понимает. И видно, как Высоцкий отвечает из вежливости.

Но вот другой эпизод, другой интервьюер — наш, советский — и ещё хуже, бормочет пустые слова, ничего не понимает.

Зато талантливые люди всегда понимали, кто перед ними. Такие разные во всём, как Градский, Ким, Розенбаум, безоговорочно признают недостижимость той вершины.

Помню, на полулегальном концерте кто-то спросил Юлия Кима, как он относится к ВВ (к Владимиру Высоцкому). Вместо ответа Ким рассказал, как участвовал в каком-то сборном концерте и вышел на сцену то ли пятым, то ли шестым после Высоцкого. «Бесполезно, — сказал Ким, — никто ничего не слушал. Он проехал по нам как танк».

* * *
[Изображение: 6594966_4176824.jpg]

Пушкин — наше всё, потому что гений, но и потому, что его ещё в ХIХ веке ввели в школьный курс, в советское время он окончательно и официально стал главным поэтом страны, в обязательном порядке учили наизусть, полные собрания издавали стотысячными тиражами, а сказки (Золотая Рыбка, Золотой Петушок и пр.) — многомиллионными тиражами.

Высоцкому такой господдержки не видать. Да, теперь он доступен (и тексты, и звук — всё есть в интернете). Но его главные песни тяжелы для мозгов, выросших на ля-ля-ля. Попробуй сегодня сказать о чём-то прекрасном — услышишь главный вопрос современности: сколько просмотров? Но в таком соревновании лучший в мире шашлык проиграет любой сосиске. Из Высоцкого тоже сделали кинофастфуд. Показали некоего внешне схожего типа, пьянки, бабы, жертва масонов. Пушкин, Есенин, Высоцкий — пьянки, бабы, проклятые масоны. Производители дряни делают деньги на народной любви к поэту. В некотором смысле они хуже сутенёров. Потому что проститутка согласна, чтоб на ней делали деньги и сопутствующие телодвижения, а покойник уж точно согласия не давал.

Говорят, будто каждый народ заслуживает своего правителя. Сомнительно. Власть даруется свыше, и вполне может быть послана в наказание. А вот поэт и пророк посылаются народу в награду. А народ зачастую оказывается недостоин. Может распять, а может отвернуться скучая.

Эти документальные фильмы, где Высоцкий поёт с потрясающей силой, могли бы иметь многомиллионный тираж, но… Но явись сейчас живой Высоцкий — неизвестно: собрал бы он миллионы живых слушателей? Или народ остался бы на диване массировать телевизионный пульт?

Житель дивана задаёт вопрос:

— Зачем мне слушать Высоцкого? Ведь все песни старые.

В церковь тоже ходят не за новостями. Там веками одно и то же.

Будь в стране настоящая воля к подъёму с колен — крутили бы Высоцкого ежедневно и по радио, и по ТВ. (Это действует. А иначе зачем по ТВ ежедневно другой ВВ?) Хотите вырастить хороших — подумайте, чем кормить.

Песни Высоцкого содержат мужество, честь и совесть. Если привьёте детям, это помешает им воровать.

…Скоро 35 лет, как страна осиротела. И не похоже, что нам — еще при этой жизни — будет дарован властитель дум и сердец.

Московский комсомолец

P.S. Видео, которые не удалось загрузить в сообщение (можно посмотреть по ссылке на источник):
- "Спасите наши души". Фрагмент документального фильма "Вместо интервью". (Видео предоставлено Творческим объединением РАКУРС)
- "Микрофон". Фрагмент документального фильма "Вместо интервью". (Видео предоставлено Творческим объединением РАКУРС)
- "Спасите наши души" (Не допел, гитара подвела). Фрагмент документального фильма "Письмо Уоррену Битти". (Видео предоставлено Творческим объединением РАКУРС).

Совы не то, чем они кажутся (с)
2015-01-26 19:19
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)