Опрос: Посчастливилось ли вам видеть игру великого вратаря - легенды харьковского футбола?
Да
Нет
[Показать результаты]
 
  Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
  • Голосов: 4 - Средняя оценка: 4.75
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Зал Славы Клуба: Уграицкий Николай Тихонович - Легендарный вратарь "Авангарда"
Автор Сообщение
Перехожий Не на форуме
Administrator
***

Сообщений: 7743
У нас с: 2012 May
Рейтинг: 3475
Сообщение: #1
Эксклюзив Зал Славы Клуба: Уграицкий Николай Тихонович - Легендарный вратарь "Авангарда"
Анкета футболиста на Сайте истории и статистики ФК Металлист


Галерею можно просматривать так же с помощью прокрутки колесика мышки!



"Харьковский вратарь забивал голы от ворот до ворот". К 40-летию со дня смерти

Накануне этой печальной «круглой» даты «Вечерний Харьков» попросил поделиться воспоминаниями о своём коллеге и друге тех, кто когда-то играл и работал вместе с Николаем Уграицким.

— Это был легендарный человек, — говорит Евгений Панфилов, методист ДЮСШ № 1, мастер спорта СССР с 1961 года, полузащитник «Авангарда» и «Металлиста» (1958 — 1969), капитан команды (1965 — 1969). — Когда в 1959 году Виталия Никитовича Зуба назначили старшим тренером «Авангарда», он вернул Николая Тихоновича в команду, из которой в 1958 году его отчислил прежний тренер Золотухин. Уграицкий был человеком очень добросовестным, порядочным, трудолюбивым. А ещё он очень любил голубей. На тренировках отдавался полностью, но всегда успевал посмотреть вверх, как летают его голуби — он ведь жил около стадиона, возле дома и находилась его голубятня. А болельщики кричали ему: «Коля! Смотри, а то получишь в лоб мячом!». Но реакция, конечно, была у него отменная — на тренировках выкладывался «от и до». Я дружил с ним — ведь я сам тоже был «голубятник». Ещё в свои юношеские годы — классе в девятом-десятом — мы обменивались голубями. Он полюбил меня, и мы даже, когда выезжали на игры, часто жили в одном гостиничном номере.

В команде Уграицкий был ведущим игроком. Он командовал действиями обороны. Вместе с Виктором Марьенко полностью держал защиту. А ещё Николай Тихонович кулаком выбивал мяч за центр поля. Рукой как даст, а зрители все: «О-о-о! Ура!». Он был король в верховых мячах, а в штрафной площадке был вообще непредсказуем. Мог выбежать за штрафную и головой выбить мяч. Ведь Николай Тихонович был высокий, стройный и бесстрашный — падал прямо в ноги соперникам, забирал любые мячи. А если мы соперника явно переигрываем, то мог и сам вести мяч чуть ли не до центра поля. При штрафных и угловых, подаваемых соперниками, нападающие чужой команды просто разбегались — боялись. Идя на мяч с кулаком, Уграицкий запросто мог уложить двух нападающих соперника. Благодаря ему, мы в 1961 году в чемпионате страны пропустили меньше всех команд — на три мяча меньше пропустили, чем чемпион — киевское «Динамо». Кстати, когда 17 октября мы играли с «Динамо» в Киеве, знаменитый вратарь в конце матча получил травму. Его вынесли с поля и увезли в больницу. Тогда в ворота вместо него встал молодой Евгений Власенко. Тот матч решал судьбу обеих команд: киевлянам нужна была победа, чтобы впервые стать чемпионами, а нас устраивала и ничья, чтобы занять шестое место и получить «мастеров спорта». Нашего старшего тренера Александра Пономарёва даже вызывали тогда во властные структуры республики и предлагали уговорить игроков отдать игру динамовцам: ты, мол, всё-таки из Украины. Но никто на это не пошёл. Зрителей был полон стадион, игра была очень тяжёлая и закончилась вничью — 0:0. А благодаря тому, что в тот же день в Ташкенте московское «Торпедо» проиграло «Пахтакору», киевское «Динамо» праздновало завоевание золотых медалей, а мы — завоевание шестого места.

Что ещё можно сказать об Уграицком? Это был человек, который никогда не нарушал режим. Самое большее, что он себе позволял, это выпить чуть-чуть шампанского. И всё. В тот же время это был весельчак и балагур. Его звали в волейбол, а зимой он играл в хоккей с мячом и хоккей с шайбой. В 1952 году, во время подготовки к Олимпиаде в Хельсинки, Николая Тихоновича приглашали в сборную Союза. И в 1961 году его уговаривали играть в московских командах, в сборной страны. Но он говорил: «Я не поеду в Москву, потому что я — харьковчанин. Да и что мне осталось? Может, ещё год-два поиграю, а что потом там буду делать?» Ему ведь тогда было уже 34 года, и именно на 1961 год и пришёлся, пожалуй, его пик как вратаря. На моих глазах в товарищеском матче с командой Ливана он забил гол от ворот до ворот, открыв счёт. Уграицкий выбил мяч, а ветер был такой, что он долетел аж до противоположной штрафной площадки. Вратарь там был невысокого роста, да ещё и поскользнулся, когда выбежал из ворот. И через него мяч закатился в ворота. Когда в перерыве мы зашли в раздевалку, Пономарёв сказал с укоризной: «А вы что делаете на поле, если вратарь забивает?» Во втором тайме мы им забили ещё трижды и выиграли матч — 4:1. А о том, что Уграицкий забил гол от ворот до ворот, написали тогда все центральные газеты. Так он вошёл в историю.

Николай Тихонович мне не раз говорил: «Да заканчивай футбол — я же тебе держу место в ХАИ». «Да, подожди, — отвечал я ему, — мне ещё ноги не отбили. Когда отобьют, тогда и приду». Я был моложе него на 12 лет. Когда его не стало, мы как раз играли на выезде. Организовали венки. Потом рассказывали, что его болельщики на руках пронесли вокруг стадиона.

— Уграицкого я бы поставил в один ряд с другим замечательным вратарём Львом Яшиным, — говорит Виталий Зуб, доцент кафедры футбола и хоккея Харьковской государственной академии физической культуры, мастер спорта СССР, форвард харьковских «Локомотива» и «Авангарда» и московского «Динамо» (1947 — 1958), тренер и начальник команды «Авангард» и «Металлист» (1958 — 1973), председатель Харьковского областного спорткомитета (1976 — 1991). — Я с обоими и играл, и дружил. Лев Иванович был такой же разносторонний, как и Коля Уграицкий. Оба играли зимой в хоккей с шайбой. И оба первыми начали играть на выходе, то есть как полевые игроки. Николай Тихонович любил играть в поле. Когда на тренировках была двухсторонняя игра, Ожередов — племянник Уграицкого — играл центрального защитника, а Уграицкий играл в поле.

В 1958 году, когда я принял команду, то вернул в неё Уграицкого, которого отчислил мой предшественник Золотухин. Он привёз тогда из Москвы человек 20, но из всех неплохо играл только нападающий Зацепин, а также наш Юра Воронов, который умер в прошлом году (Юрий Авенирович в последние годы работал директором волейбольного клуба «Локомотив» — О.С.). Когда же я привёз в Харьков Пономарёва, то предложил Александру Семёновичу взять Уграицкого в команду тренером. Он был играющим тренером и с документацией работал. Неплохой тренер был, между прочим. Его понимали люди, болельщики очень любили. В 1961 году был такой момент: приезжали из московского «Торпедо», звали туда Уграицкого. Когда Коля пришёл ко мне с вопросом, что делать, я предложил ему решать самому. В итоге он так и не уехал. Хотя если бы Николай Тихонович уехал тогда в московское «Торпедо», то, поверьте мне, он бы тоже, как и Яшин, стал одним из лучших вратарей в мире. Ведь из-за того, что он играл в Харькове, его же никто толком не знал. А там бы его все быстро узнали.
В последние годы Николай Тихонович работал в ХАИ. Там в 1968 году и случилось несчастье. У него на груди была родинка. А мячи раньше были шнурованные, и вот как-то на тренировке кто-то ударил по мячу и попал ему этой шнуровкой прямо в родинку. И у него развилась саркома. Мы его возили к врачам и в Ленинград, и в Москву, но ничего уже сделать было нельзя. Он умирал в 17-й больнице. Когда перед смертью мы были у него, Николай Тихонович страшно кричал от ужасной боли: «Я отдам всё, только спасите меня!». Вот такая судьба…

— Николай Тихонович запомнился мне, как человек, разносторонне физически развитый, интеллигентный, воспитанный, дисциплинированный, «режимистый» — в общем, спортсмен до мозга костей, — рассказывает Станислав Костюк, методист ДЮСШ-16, мастер спорта СССР (1961), игрок «Авангарда» и «Металлиста» (1960 — 1967). — Он прекрасно играл в баскетбол, волейбол, хоккей с шайбой. А когда закончил играть в футбол, то работал у нас в «Авангарде» тренером в бытность старшим тренером Новикова, а затем — преподавателем в ХАИ. Он был кандидатом на Олимпийские игры в 1952 году. И уедь он в Москву, то уже тогда был бы в сборной. Но Уграицкий остался преданным родному городу до конца своих дней.

Его «изюминка» как вратаря, по моему мнению, состояла в том, что он великолепно играл на выходах. А ведь в те годы в разных командах было много футболистов, которые хорошо играли головой, но Николай Тихонович читал игру и выходил за пределы штрафной площадки. Между ним и обороной было взаимопонимание, так что даже таким великолепным нападающим, как Иванов, Стрельцов, Численко, очень тяжело было нам забить. Когда заканчивалась тренировка, нападающие — Королёв, Хачатуров, я — становились на линии штрафной. Мы по очереди пробиваем по воротам, причём не ожидая, пока он поднимется, а Николай Тихонович каждый удар парирует. Это были упражнения на скорострельность, на силовую нагрузку. Это заводило и нас, и его тоже.

Конечно, как и любой вратарь, Уграицкий иногда ошибался. Вспоминаю нашу поездку в 1961 по маршруту Баку — Тбилиси — Ростов-на-Дону. И вот в столице Грузии мы играли с местным «Динамо» на стадионе «Локомотив», поскольку динамовский стадион тогда реконструировался. Как сейчас помню, игра была прекрасная и проходила с нашим преимуществом. За пять минут до конца в сторону тбилисцев был назначен 11-метровый. Юра Соколов подходит к мячу — и не забивает. И тут же следует «оборотка» на наши ворота, следует передача вперёд, Уграицкий смотрит, куда выбить мяч, и выпускает Баркая… 0:1 — мы проиграли. Но никто ни в чём Николая Тихоновича не обвинял — все люди ошибаются. А в принципе он на выходах играл очень хорошо.

Конечно, он рано ушёл из жизни, много ещё мог принести пользы и спорту, и городу. Но судьба распорядилась так несправедливо. Тогда, в 1969 году, я уже был тренером. Известие о смерти Уграицкого застало нас на выезде, в Чернигове. Виталий Никитович Зуб уехал в Харьков на похороны. Прощание было на стадионе «Металлист». Гроб был установлен в третьем зале. Людей пришло очень много, чтобы отдать последнюю дань признательности и уважения этому замечательному спортсмену и человеку.

— Когда мы познакомились с Николаем Тихоновичем, мне было 24 года, — вспоминает Рифгат Шафигуллин, доцент кафедры физвоспитания ХАИ, на которой он работает с 1965 года, мастер спорта СССР по тяжёлой атлетике. — Я тоже был действующим спортсменом, и мы вместе играли в футбол, вместе отдыхали, общались. Николая Тихоновича все очень уважали. У него были огромные организаторские способности. Тогда у нас в институте было четыре факультета, и в каждой академической группе была создана футбольная команда. Ректор Николай Арсентьевич Масленников был удивлён и поражён таки количеством футбольных команд. Чтобы провести чемпионат института с выбыванием, приходилось играть месяцами. Уграицкого очень любили и студенты, и ректорат, уважали городские власти. С 1965 по 1968 год он был у нас в институте председателем спортклуба. Вместе с Николаем Тихоновичем мы отдыхали в великолепном спортивном лагере ХАИ на берегу Чёрного моря, и там наша лагерная команда встречалась и с местными футболистами, и с командами соседних лагерей. Причём Уграицкий всегда ставил меня в ворота, а сам играл в защите. Я всегда сравнивал его со Львом Яшиным — он был такой же высокий, красивый, рослый, здоровый.

У Николая Тихоновича была «Волга» цвета морской волны. Такая была только у Хрущёва. И когда я женился, он решил подвезти нас на своей «Волге» ко Дворцу бракосочетания. Мы поехали тремя машинами — были «Волга» Уграицкого, «Волга» редактора газеты «Красное знамя» Тесленко (я женился на его племяннице) и «Победа» преподавателя нашей кафедры. Из Дворца - обратно в институт, я жил тогда в первом общежитии. Там мы часто вместе общались, попивали чай с башкирским мёдом, который я привозил, а Николай Тихонович очень любил.

Когда случилась беда, Николай Тихонович ездил несколько раз в Москву, Ленинград, на что-то надеялся. Но вылечить в то время его не могли, хотя он был ещё совсем молодой.

Статья из газеты "Вечерний Харьков". 2009 год

Легенды харьковского футбола. Непробиваемый Угра
Когда на праздновании 100-летия харьковского футбола я расспрашивал корифеев отечественного спорта, кто, по их мнению, является самым великим футболистом «первой столицы», то все в один голос отвечали – Николай Уграицкий. Непробиваемого харьковского голкипера по праву сравнивали с Львом Яшиным, ему предлагали переехать в Москву с перспективой играть в сборной Союза, но он остался верен родному городу. Сегодня в его честь хотят назвать одну из улиц Харькова, а на территории стадиона «Металлист», уверен, когда-нибудь обязательно установят памятник великому вратарю.

Его называли самым талантливым и одновременно самым недооцененным советским голкипером. Болельщики слагали о нем легенды и рассказывали о своем любимце невероятные истории, хотя, в отличие от вратарской площадки, в жизни Угра был очень скромным и застенчивым парнем. Мальчишеские годы сына пожарного инспектора прошли в довоенное время в ничем не примечательных дворах Тарасовской улицы, что за Конным рынком. Совсем рядом, за заборами, раскинулись арены манившего и казавшегося пределом мечтаний всех пацанов полуразрушенного стадиона «Трактор». Николай с детства обожал голубей и много времени уделял этим благородным птицам, но от судьбы, как говорится, не уйдешь. Сначала он хотел стать нападающим, но после того, как однажды попробовал встать в «рамку», понял, ворота – его стихия. Юный голкипер просто творил чудеса, поражая своих сверстников невероятными акробатическими бросками и смелыми выходами. Уграицкого взяли в «Трактор», где 17-летнего паренька с фантастической природной реакцией приметил кумир заводских футболистов Константин Ус – «Кость Маркович», как любовно называли его болельщики. Это был очень культурный, интеллигентный тренер, полностью преданный игре миллионов. Так Николай оказался в команде «Дзержинец». Очень скоро юноша стал основным вратарем, и даже старшие товарищи, недавние фронтовики, смотрели на него с уважением. Коля на поле буквально преображался: из природного тихони у него вдруг прорезался громкий голос, а тон команд становился властным и волевым. У «малышевцев» Уграицкий набирался опыта два года, а в 1947 году впервые надел форму команды «Локомотив» управления ЮЖД. Во многом, благодаря мастерству своего стража ворот, в следующем году сборная железнодорожников завоевала право играть в высшей лиге советского футбола. Конечно, сражаться наравне с московскими грандами – ЦДКА, «Динамо», «Спартаком» – харьковчане тогда не могли, но вратарь у наших земляков был под стать столичным «звездам». Уграицкий обладал разносторонними способностями. Он одинаково хорошо играл в канадский и русский хоккей, в волейбол, баскетбол, что, впрочем, тогда не было диковинкой среди спортсменов. От отца Николай с детства унаследовал редкое отношение к дисциплине. Добросовестность и честность были у него в крови. Обучаясь в институте, он, как игрок команды мастеров, мог бы потребовать для себя поблажек в виде зачетов и экзаменов. Но студент Уграицкий никогда не выезжал на игры, не получив разрешения в деканате, а возвратившись, тотчас принимался отрабатывать пропущенные занятия. Помимо голубей, у голкипера была еще одна страсть – машины. Он первым из харьковских футболистов сел за руль блестящей «Победы». Опять-таки первым в 1959 году начал водить свою любимицу «Волгу».

В 1952 году, накануне дебюта советских спортсменов на Олимпиадах, голкипера пригласили в сборную СССР. В Харьков зачастили гонцы с подарками, «сватавшие» Уграицкого в ведущие команды страны. Но Николай отказался покидать родной город и на «смотрины» в Москву не поехал. В результате, его хоть и продолжали сравнивать с Яшиным, в сборную больше не звали.

В 1956 году, после очередной реконструкции футбольного хозяйства, команда ЮЖД прекратила свое существование, а ее место в классе «Б» занял воссозданный на заводе им. Малышева клуб с новым названием «Авангард». Пост № 1 в нем по праву занял Уграицкий, но уже в следующем году любимца публики из команды отчислили. Все терялись в догадках, ведь Николай никогда не нарушал спортивный режим. Причиной вынужденного ухода 30-летнего голкипера из спорта стал новый тренер, который распрощался с рядом футболистов-харьковчан. Вместо них в «Аванград» приехали сомнительной квалификации москвичи. Поскольку период дозаявок в чемпионате закончился, Николай принял решение «повесить бутсы на гвоздь». Он трудоустроился на кафедре физвоспитания родного авиационного института и стал одним из лидеров местной волейбольной команды.

Кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба Угры, если бы в конце 1958 года «Авангард» не возглавил его друг и многолетний партнер Виталий Зуб. «Когда я принял команду, – вспоминает Виталий Николаевич, – то первым делом вернул в нее Уграицкого. Его я поставил бы в один ряд с Львом Яшиным. С обоими я играл и дружил. Коля был такой же разносторонний, как и Лев Иванович. Оба играли зимой в хоккей с шайбой, оба начали играть на выходе, как полевые игроки». По воспоминаниям Виталия Зуба, голкипер часто на тренировках шел в нападение. Рассказывают, что как-то в матче с сирийской командой произошел невиданный доселе случай. Николай сильным ударом выбил мяч, и тот перелетел через вратаря соперников и угодил в сетку. После финального свистка публика несла Уграицкого на руках. В конце 50-х его славе могли позавидовать даже киноактеры. Вратарь Леонид Ковтун рассказывает, что зимой 1962 года в Киеве они заехали в театр Русской драмы. Когда артисты узнали, что приехал Угра, в холл сбежалась вся труппа. Каждый хотел лично сфотографироваться со знаменитым голкипером. Все хотели его потрогать, словно пытаясь убедиться, что он настоящий. Позже выяснилось, что после легендарного матча в Киеве в 1961 году по стране разнесся слух, будто бы харьковский страж ворот стал инвалидом, а некоторые утверждали, что он вообще скончался.

Драматичный матч 17 октября 1961 года болельщики запомнили надолго. Киевское «Динамо», стремительно мчавшееся к первому в своей истории чемпионству, в предпоследнем туре у себя на поле принимало «Авангард». Для успеха «бело-голубым» нужна была только победа. Шла 81-я минута. После удара в ворота харьковчан, мячу, казалось, уже некуда было деться. Но невероятным броском Угра дотянулся до «кожаного снаряда» и каким-то чудом отвел угрозу. «Стотысячник» в едином порыве разочарованно вздохнул, а уже через мгновение публика дружно зааплодировала нашему голкиперу. То был лучший матч в карьере харьковского стража ворот, и, пожалуй, самый трагический в его судьбе. Спустя пару минут, столкнувшись с защитником своей команды, он получил тяжелейшую травму. «Скорая» увезла Уграицкого прямо с поля. Несмотря на всеобщее желание немедленно завоевать чемпионский титул и, наконец-то, «утереть нос москалям», матч так и закончился всухую. Впрочем, через неделю киевляне таки завоевали вожделенное звание чемпионов СССР, а «Аванград» добился недосягаемых для себя высот – 6 место в первенстве Союза!

После той травмы Уграицкий закончил с большим футболом. Прославленный вратарь вернулся в ХАИ на кафедру физвоспитания, но в 1968 году с ним случилось непоправимое. Рассказывает Виталий Зуб: «У него на груди была родинка. А мячи раньше были шнурованные, и вот на тренировке кто-то ему в эту родинку попал шнуровкой. У Коли развилась саркома. Мы его возили к врачам в Ленинград, Москву, но ничего сделать было нельзя.

7 июня 1969 года великого вратаря не стало. Харьковчане прощались со своим любимцем на стадионе «Металлист». Здесь, на арене, видевшей его неподражаемую игру, он совершил последний круг почета на руках у преданных болельщиков. А над стадионом в прощальном полете кружили его любимые голуби...

Источник

[Изображение: metal-stst_logo-4.png]
Одне життя - один Клуб!
(Последний раз сообщение было отредактировано 2016-04-05 в 13:05, отредактировал пользователь Перехожий.)
2012-08-18 13:39
Вебсайт Найти все сообщения Цитировать это сообщение
Перехожий Не на форуме
Administrator
***

Сообщений: 7743
У нас с: 2012 May
Рейтинг: 3475
Сообщение: #2
 
Как то странно! Наш известный болельщик-ветеран "Вава", постоянно писал, что Уграицкий - это символ харьковского футбола, и что он видел множество матчей с участием великого вратаря, а до сих пор так и не написал в этой теме Huh

[Изображение: metal-stst_logo-4.png]
Одне життя - один Клуб!
2012-08-21 19:15
Вебсайт Найти все сообщения Цитировать это сообщение
retvizanAS Не на форуме
Прописан на форуме
****

Сообщений: 557
У нас с: 2012 May
Рейтинг: 258
Сообщение: #3
 
Сначала игру легендарного вратаря я "слышал" по радио. Тогда ещё не было у нас телевизора, да и свет, и радио нам провели, когда я был примерно в 4-ом классе. Сядешь возле "тарелки" и слушаешь репортаж Алексея Макаренко. В 1961 году я попытался прорваться на матч "Авангард" Харьков - "Динамо" Тбилиси (я об этом здесь на форуме писал). А уже в 1962 году я начал посещать игры. Вот тогда я и увидел Уграицкого в игре. Чем он мне запомнился, это прежде всего выходами на перехват. Так как он в Союзе никто не играл. Лавры однако достались, так же легендарному Льву Яшину, и только лишь потому, что он был москвич, а Уграицкий с переферии. Я уже не помню, кто об этом писал, много с тех пор "воды утекло". Я могу ошибиться но по-моему о том, что Уграицкий первый в Союзе освоил игру на выходал писал наш лучший журналист Юрий Грот. Самое интересное это то, что когда Николай шёл на перехват и кричал "беру" было слышно на весь стадион, а в обычной обстановке у него был даже немного мягкий голос. Уграицкий был не только вратарём футбольной команды, но и отлично играл в волейбол, баскетбол. Как тогда объясняли тренеры волейбол развивает прыгучесть, а баскетбол умение вовремя перехватить мяч. Но Уграицкому и этого было мало: зимой он с увлечением играл в русский хоккей и в хоккей с шайбой, даже в составе "Авангарда" ХТЗ становился чемпионом Украины, но в хоккее он не был вратарём, а играл в нападении.
Обычно после игр в чемпионате по футболу, многие болельщики не спешили домой, а сторожили футболистов, чтобы с ними поговорить, расспросить о чём-то, разговаривали и с Уграицким, он никогда не отказывался. К сожалению, годы уходят и сейчас не вспомнишь, хотя бы какой-нибудь вопрос. Вообще в те времена футболисты много над собой работали. Мы пацаны посмотрев какую-нибудь игру выходили на поляну и пытались повторить те финты, которые видели у мастеров: например "финт Михаила Месхи", или "кручёный удар" с уголового Лобановского или "сухой лист" Серебрянникова и многое другое. Есть книга Олега Макарова (был такой вратарь в киевском "Динамо") называется "Вратарь". Так вот там описывается эпизод с бывшим харьковчанином Павлом Виньковатовым: для того, что бы сделать удар сильнее он одевал бутсы на два номера больше и насыпал песок в них и так проводил тренировки. К сожалению, эта книга пропала. Смотришь на игру нынешних вратарей и такого удовольствия как от игры Уграицкого, Яшина, Маслаченко и многих других того времени, не получаешь. Если вратарь парировал более менее сложный удар мы восхищаемся и говорим, что это классный вратарь, но ведь в 60-70-х годах это было нормой.
Но вот, что лично меня интересует: нынешние вратари играют в волейбол, баскетбол?
2012-09-03 16:41
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
Kartuz Не на форуме
Завсегдатай форума
***

Сообщений: 323
У нас с: 2012 May
Рейтинг: 117
Сообщение: #4
 
(2012-09-03 16:41)retvizanAS писал(а):  Сначала игру легендарного вратаря я "слышал" по радио. Тогда ещё не было у нас телевизора, да и свет, и радио нам провели, когда я был примерно в 4-ом классе. Сядешь возле "тарелки" и слушаешь репортаж Алексея Макаренко. В 1961 году я попытался прорваться на матч "Авангард" Харьков - "Динамо" Тбилиси (я об этом здесь на форуме писал). А уже в 1962 году я начал посещать игры. Вот тогда я и увидел Уграицкого в игре. Чем он мне запомнился, это прежде всего выходами на перехват. Так как он в Союзе никто не играл. Лавры однако достались, так же легендарному Льву Яшину, и только лишь потому, что он был москвич, а Уграицкий с переферии. Я уже не помню, кто об этом писал, много с тех пор "воды утекло". Я могу ошибиться но по-моему о том, что Уграицкий первый в Союзе освоил игру на выходал писал наш лучший журналист Юрий Грот. Самое интересное это то, что когда Николай шёл на перехват и кричал "беру" было слышно на весь стадион, а в обычной обстановке у него был даже немного мягкий голос. Уграицкий был не только вратарём футбольной команды, но и отлично играл в волейбол, баскетбол. Как тогда объясняли тренеры волейбол развивает прыгучесть, а баскетбол умение вовремя перехватить мяч. Но Уграицкому и этого было мало: зимой он с увлечением играл в русский хоккей и в хоккей с шайбой, даже в составе "Авангарда" ХТЗ становился чемпионом Украины, но в хоккее он не был вратарём, а играл в нападении.
Обычно после игр в чемпионате по футболу, многие болельщики не спешили домой, а сторожили футболистов, чтобы с ними поговорить, расспросить о чём-то, разговаривали и с Уграицким, он никогда не отказывался. К сожалению, годы уходят и сейчас не вспомнишь, хотя бы какой-нибудь вопрос. Вообще в те времена футболисты много над собой работали. Мы пацаны посмотрев какую-нибудь игру выходили на поляну и пытались повторить те финты, которые видели у мастеров: например "финт Михаила Месхи", или "кручёный удар" с уголового Лобановского или "сухой лист" Серебрянникова и многое другое. Есть книга Олега Макарова (был такой вратарь в киевском "Динамо") называется "Вратарь". Так вот там описывается эпизод с бывшим харьковчанином Павлом Виньковатовым: для того, что бы сделать удар сильнее он одевал бутсы на два номера больше и насыпал песок в них и так проводил тренировки. К сожалению, эта книга пропала. Смотришь на игру нынешних вратарей и такого удовольствия как от игры Уграицкого, Яшина, Маслаченко и многих других того времени, не получаешь. Если вратарь парировал более менее сложный удар мы восхищаемся и говорим, что это классный вратарь, но ведь в 60-70-х годах это было нормой.
Но вот, что лично меня интересует: нынешние вратари играют в волейбол, баскетбол?
Я слышал и читал, что Уграицкий был разносторонним спортсменом и хорошо играл в различные игры. И именно во время игры в волейбол с ним и произошел тот роковой несчастный случай, стоивший ему жизни. Володя, недавно от своего отца(болельщика с 64 стажем) я узнал, что у Николая Тихоновича была кличка Макогон, но почему, он не знает. Если вы знаете, напишите пожалуйста.
2013-09-26 12:07
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
retvizanAS Не на форуме
Прописан на форуме
****

Сообщений: 557
У нас с: 2012 May
Рейтинг: 258
Сообщение: #5
 
(2013-09-26 12:07)Kartuz писал(а):  Я слышал и читал, что Уграицкий был разносторонним спортсменом и хорошо играл в различные игры. И именно во время игры в волейбол с ним и произошел тот роковой несчастный случай, стоивший ему жизни. Володя, недавно от своего отца(болельщика с 64 стажем) я узнал, что у Николая Тихоновича была кличка Макогон, но почему, он не знает. Если вы знаете, напишите пожалуйста.
Вы знаете, клички "Макогон" я никогда не слышал. Обычно слышал, что его просто Колей называли.
Кстати, я здесь не написал о том, что Уграицкий раньше стал играть в основном составе, чем Лев Яшин. Уграицкий за "Локомотив" в 1947 году, когда ему было 20 лет, а Яшин в 24 года за "Динамо" Москва.
(Последний раз сообщение было отредактировано 2013-09-26 в 23:59, отредактировал пользователь Перехожий.)
2013-09-26 23:42
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
valera_vvv Не на форуме
Moderator
*****

Сообщений: 5924
У нас с: 2013 May
Рейтинг: 2074
Сообщение: #6
Жизнь и смерть Николая Уграицкого
Попалась вот такая статья, может в чём-то дублирует предыдущие материалы, но всё же...

[Изображение: ugraitskij-10_news.jpg]

Харьковщина воспитала для футбольного мира много ярких исполнителей. Владимир Бессонов, Сергей Балтача, Виктор Каплун и Павел Яковенко добывали славу в составе киевского «Динамо» и сборных СССР, в форме «Металлиста» срывали овации трибун Николай Королев и Юрий Цимбалюк, Владимир Линке и Нодар Бачиашвили, Ростислав Поточняк, Юрий Тарасов и Игорь Якубовский. На весь Союз славились лучшие представители местной вратарской школы − Александр Савченко, Юрий Сивуха, Игорь Кутепов, сейчас их дело продолжает Александр Горяинов.

Однако, если выбирать самого популярного игрока, кумира харьковских болельщиков, вряд ли найдутся конкуренты у Николая Уграицкого − голкипера «Локомотива» и, впоследствии, «Авангарда», расцвет карьеры которого пришелся на границу 1950-х−60-х годов.

[Изображение: 5388.jpg]

Он родился в 1927-ом. Рос спортивным парнем − играл в хоккей и бенди, волейбол и футбол. Последний стал его призванием, самой большой любовью жизни, спорить с которой могли лишь голуби. Уграицкий жил неподалеку от стадиона «Дзержинец», где и учился азам кожаного мяча. Причем рвался в нападение, но ловких голеадоров во дворовых баталиях хватало, а вот равных Николаю в «рамке» − не было. Во время одного из таких «диких» матчей юношу увидел наставник «Дзержинца» Константин Ус, и в 18 лет парень занял место в воротах популярного заводского коллектива.

Тихий и скромный в жизни, на футбольном поле Уграицкий перевоплощался − он становился настоящим хозяином своих владений, требовательным руководителем защитного звена, бесстрашным часовым последнего рубежа. В воздушных «боях» ему не было равных. А за поражающую реакцию и игру на выходах его впоследствии сравнивали с Львом Яшиным. Кстати, тот еще только начинал путь к вершине, когда харьковчанин был одним из кандидатов в сборную СССР, которая готовилась к Олимпиаде-1952 в Хельсинки. А приглашений от московских клубов у Николая хватало и потом, но он остался верным родному городу.

В харьковском «Локомотиве» Уграицкий получил отличную школу у своего старшего напарника Мирона Рогачевского, в целом проведя в составе железнодорожников около 180 матчей. Второй и последней его командой стал «Авангард», цвета которого голкипер защищал на протяжении шести сезонов, при достижении с партнерами наивысшего успеха в истории коллектива − шестого места чемпионата СССР 1961 года, на фоне поражающих статистических показателей.

[Изображение: 136083176541323151.jpg]

Из 27 поединков, проведенных в том историческом первенстве, голкипер «Авангарда» отстоял «на ноль» 14! В итоге оборона клуба осталась наиболее прочной среди всех участников турнира, подопечные Александра Пономарева пропустили на три гола меньше чемпионов − киевских динамовцев. Кстати, свое первое «золото» киевляне оформили как раз в домашнем матче против харьковчан, который принес нулевую ничью. Уграицкий ту встречу не доиграл из-за травмы.

То повреждение вынудит его преждевременно завершить карьеру. Следующий сезон, который футболисты «Авангарда» встречали уже в статусе мастеров спорта, стал для их основного голкипера прощальным. После заключительной игры 1962-го партнеры выносили его, 35-летнего, с поля на руках, под овации заполненных трибун. Острое ощущение того, что он не доиграл и не дожил, заполнило эту же чашу стадиона пятью годами позже, когда футбольный Харьков провожал своего любимца в последний путь…

Злая ирония судьбы − фатальным для Николая Уграицкого стал один из наибольших его вкусов − волейбол. Работая после завершения карьеры преподавателем на кафедре физвоспитания Харьковского авиационного института, он до последних здоровых дней играл за волейбольную команду вуза. На одной из тренировок шнуровкой мяча ему зацепили родинку. Повреждение привело к саркоме, и с ужасным диагнозом ничего не смогли сделать даже медицинские светила Москвы и Ленинграда.

С 1970 года имя Николая Уграицкого носит розыгрыш Кубка Харьковщины среди любительских коллективов, который в свое время был не только самым массовым, но и открытым, с участием команд соседней Белгородской области России. Функционирует на Слобожанщине и фонд «Возрождение» − также имени выдающегося голкипера. Целью этой организации является развитие и популяризация местных ветеранских соревнований.

В 1959 году в товарищеском матче «Авангарда» со сборной Ливана Николай Уграицкий забил мяч ударом со своей штрафной площадки. Игра проходила при сильном ветре, который посодействовал харьковскому вратарю. А вот его визави из команды соперников поскользнулся, пытаясь поймать мяч. В перерыве наставник украинского коллектива Александр Пономарев, блестящий форвард прошлого, упрекал подопечных: «Чем это вы на поле занимаетесь, если вратарь вынужден забивать?..»

отсюда

Перед руководством огромного номерного предприятия была поставлена задача скорейшего восстановления основного городского стадиона. Сочетать её с попыткой создания команды, способной представлять Харьков в высшем эшелоне отечественного футбола, было не совсем реально. За "Дзержинцем" осталась роль своеобразного фарм-клуба команды Южной дороги, представлявшей город в первой группе. А наибольших высот из числа выпускников заводского клуба достиг один из лучших голкиперов страны, рослый и мужественный, умевший мгновенно оценить обстановку на поле Николай Уграицкий (1927–1969). Молодые годы Николая прошли на шумной, примыкающей к Конному базару Тарасовской улице, а совсем рядом, за заборами, раскинулись арены манившего всех ребят стадиона "Дзержинца". Балагур и остряк Саша Бутенко из соседнего дома давно играл за "Дзержинец" – на стадионе он вырос. За ним и потянулся на футбольное поле не очень-то разговорчивый сын работника пожарной охраны Коля Уграицкий – известный среди ребят голубятник, силач и предельно справедливый, серьезный хлопец. Во время азартных, не знавших конца, играх босоногих ребят Николай рвался в нападение. Только в совершенно безвыходных ситуациях, когда некому было выполнять не совсем почетную среди подростков роль голкипера, уступчивый Уграицкий выручал соседей с Тарасовской и... сам, того не ведая, без зрителей и аплодисментов – все это пришло позже – творил чудеса, восхищал сверстников акробатическими бросками. Тут, на всегда вытоптанном запасном поле "Дзержинца", и приметил паренька с фантастической врожденной реакцией Константин Маркович Ус, и взял Николая в свою команду. Над ним поначалу подтрунивали, но только не на поле. В прямоугольнике ворот стоял совершенно иной человек: властный, волевой, отважный... Тут у тихони Уграицкого сам собой прорезался командирский голос. Он управлял командой, руководил действиями партнеров.

Перейдя на какое-то время в харьковский "Локомотив", Николай, как и его ведущие партнёры, возвратился всё же в свою "альма-матер". Позже примеру соседей последовал выросший в одном доме с Бутенко, всегда выдержанный Ваня Жеребкин. Каждый из трех атлетичного склада игроков с Тарасовской оставил заметный след в харьковском футболе. Но Николай Уграицкий славился не только в родном городе. Он вошел в число самых "непробиваемых" вратарей страны. Навсегда результат Уграицкого, установленный в сезоне 1961-го года – 14 "сухих" матчей из 27, остался рекордным для харьковских команд, выступавших в высшей лиге советской поры. Впрочем, кому было бить это достижение? Семь сезонов из девяти ворота команд Харькова, игравших среди сильнейших клубов страны, надежно защищал Николай Уграицкий. Прежде всего, благодаря ему 35 процентов из общего количества матчей, сыгранных харьковскими клубами к 1982 году в высшей лиге (85), окончились с "сухим" для харьковских ворот счетом. Более высоких показателей в те годы добились лишь три клуба: "Динамо" (Москва) — 39%, "Динамо" (Киев) — 38% и ЦСКА — 36%. У московского "Спартака" одинаковые с харьковчанами проценты — 35. Были, правда, во вратарской биографии несомненно талантливого Уграицкого также, как и у других великих голкиперов, свои печальные рекорды. Николай Тихонович и еще один вратарь харьковской школы — Л.Колтун однажды пропустили за игру по ... 7 мячей. Впрочем, столько же пропускали в одном матче и Л.Яшин, О.Макаров, В.Маслаченко. Прославленный советский вратарь Лев Яшин писал: "Характер большого игрока, да и вообще спортсмена, проявляется в том, что для него непереносима мысль о поражении". Уграицкий тяжело переживал каждую неудачу. Но, извлекая из своих и чужих ошибок определенный урок, Николай, как подлинный спортсмен, искал возможности для новых испытаний, никогда не прикрываясь ссылками на случайности и невезение. Накануне первой для советских спортсменов Олимпиады 1952 года в Хельсинки кумира харьковских болельщиков Н.Уграицкого привлекали в тренировочный состав олимпийской сборной СССР. Не раз получал Николай приглашения от ведущих команд страны, но верность флагу была одной из самых замечательных черт характера большого спортсмена, гражданина, патриота Харькова. Второй его спортивной страстью был волейбол. С азартом играл он и в обе разновидности хоккея. Несколько лет Н.Т.Уграицкий работал тренером футбольной команды мастеров "Авангард", преемника "Дзержинца". С 1970 года в Харькове ежегодно проходит футбольный турнир-мемориал мастера спорта Н.Т.Уграицкого—замечательного спортсмена, всю жизнь посвятившего развитию, укреплению харьковского футбола.

отсюда

На нашем Форуме есть такая статья.

В Европе нет пока и близко команды лучше Металлиста!!!
Я господин несказанного слова, а сказанного я слуга! (с) Л. Быков
Правда выше закона, справедливость выше правды, милосердие выше справедливости, выше милосердия - любовь! (с) сериал Апостол
2014-02-09 21:53
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
paromshchik Не на форуме
Активный форумчанин
**

Сообщений: 122
У нас с: 2015 Jul
Рейтинг: 128
Сообщение: #7
 
Подскажите, когда можно будет к барельефу принести цветы? Или хотя бы сфотографировать.

[Изображение: s3k2Zp] [Изображение: zoYg4Z]#‎metalist‬ ‪#‎fcmetalist‬ ‪#‎nikolscreation‬
2016-10-03 21:23
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)