Опрос: С чем у вас ассоциируется Саша Горяинов прежде всего?
Ветеран нашего клуба и надежный вратарь
Капитан и душа команды
Капитан и надежный вратарь
Просто вратарь, отдавший много лет клубу
[Показать результаты]
Внимание! Это открытый опрос, участникам предоставляется возможность видеть ответы других участников.
  Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
  • Голосов: 3 - Средняя оценка: 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Зал Славы Клуба: Горяинов Александр - Вратарь, капитан и рекордсмен клуба!
Автор Сообщение
Перехожий Не на форуме
Administrator
***

Сообщений: 8015
У нас с: 2012 May
Рейтинг: 3620
Сообщение: #2
Еженедельник "Футбол" (Харьковский спецвыпуск, №4, январь 2010 г.)
Саша Горяинов символ «Металлиста», символ клуба (часть 1-я)

Саша Горяинов символ «Металлиста», символ клуба. Да, он играл еще за две команды, он пропускал всякие-разные мячи, у пего возникали и возникают сложности всякого рода... Но он - Саша Горяинов, коренной харьковчанин, свой до мозга костей и пор кожи, культовая фигура для любого, кто посещает трибуны «Металлиста»илихотя бы изредка присматривается к команде. Надежда и опора команды во все времена. Наш парень.

ОПЕРАЦИЯ «ПЕРЕХВАТ»
Фанатский заряд «Са–аша Горяи­нов!» – похоже, единственный из пос­вященных конкретным игрокам, но при этом переживший любые бури и штормы... И перед глазами у всякого болельщика «Металлиста» – его сэйвы, мертвые мячи, которые Александр вынимал из нижних и верхних углов или в ногах соперника в любых матчах родной команды. Он никогда не щадил себя – многочисленные переломы тому подтверждением – и он никогда не сми­рялся с неудачей, подгоняя партнеров и ведя их к новым победам. Которых, к счастью, в новейшей истории «Метал­листа» становится всё больше и больше.

А еще – и в этом едины авторы ин­тервью – семья Горяиновых интересна сама по себе, как вне «Металла», так и вне футбола. Просто хорошие ребята, с которыми в кайф не только интервью сделать, но и просто посидеть, побол­тать о вечном. Семья эта вполне могла бы послужить образцом. Знаете, всегда приятно видеть людей, чьи проблемы сводятся к тем, что вполне разрешимы, из разряда технических... Главное то есть! Любят они друг друга и относятся как с нескрываемым уважениемк силь­ным сторонам близкого человека, так и со снисходительной терпимостью к ма­леньким слабостям :–) Звезды должны подавать пример, в этом их жестокое предназначение. Другой вопрос, что некоторые подают пример отрицатель­ный... Горяиновы – из другой оперы. По обаянию, общительности и, что особенно важно, умению не замыкаться внутри футбола им очень мало равных, уж поверьте.

А вы знаете, что Нелли должна стать одной из ведущих на традиционном харьковском джазовом фестивале? А знаете, как они детей любят? А вообще, знаете, как Саша и Нелли смотрят друг на друга?..

Нам удалось перехватить Горяинова со всем его семейством в те пару дней, когда «Металлист» в лице Мирона Бог­дановича Маркевича на пару дней раз­жал железные объятия и предоставил игрокам позаниматься собственными делами – между ОАЭ и Израилем, меж­ду Дубай и Эйлатом. Не скроем, не так просто это было – но вот мы, наконец, сидим за одним столом, смотрим друг другу в глаза, налаживаем диктофоны.

И пошла жара! Вы знаете, решили мы отнестись к вам, дорогие читатели, с уважением, предположить, что вы и сами информацию извлечете, а стало быть, не стоит выбрасывать обмен реп­ликами всех четверых участников бесе­ды и, тем более, исключать личное. Кто знает, что именно вам больше всего на душу ляжет!
Быть может, настанет время, когда эта беседа будет опубликована в полном виде. Пока – процентов 80 :–)

И ВСЁ ЖЕ – ХАРЬКОВСКИЙ!
- Нелли, не уходи, будешь помогать, следить, поправлять, если Саша соврет.
- (Нелли) А он у меня никогда не врет!
- Даже во спасение?
- (Н) Никогда!
- Страшный человек... Так, давайте начнем.
- А о чем говорить будем? Я о себе ни­чего не помню.
- А я напомню :–) «Металлист» – «ЦСКА» – опять «Металлист» – «Кривбасс» – и снова «Металлист», надеемся, окончательно. Ты ведь никуда переходить не собираешься?
- Ну, разве что в «Барселону». Если позовут :–)
- «Дурной» пример заразителен?
- Вот-вот :–)
(Тут, наверное, нужно уточнить, кто что имел в виду под «дурным» примером. Дмитрий Чигринский туда перешел, а Мирон Маркевич просто «Барселону» очень любит и ценит, наверняка в той или иной степени вдохновляясь се игрой и схемами. В общем, мы уже не помним, что имели в виду! :–)– А.Ф., А.Х.)
- Саша, давай с истоков. Ты где и когда в Харькове родился?
- Тут вот какая история... Родители мои – из Харькова, а мамины родители – из Луганской области. И моя мама как раз летом 75–го поехала к ним в гости. Как выяснилось – чтоб 29 июня родить меня!
- А как называется то место?
- Поселок Чернухино Перевальского района Луганской области.
- Слушай, так мы ж всегда думали, что ты родился в Харькове! А тут назревает сенсация. Выходит, ты никакой не харь­ковчанин, ты из Луганска!
- Нет, меня мама там только родила, а потом мы сразу вернулись в Харьков.
- Очень похоже на историю рождения Андрея Шевченко. Он тоже родом не из Киева и даже не из Яготина, а Двиркивщины. Хотя родился именно в Яготине.
- Ну, я этого факта из своей биогра­фии никогда не скрывал, у меня и в пас­порте это написано!
- Но в любом случае ты долгое время был в «Металлисте» единственным харьковчанином. Вот, правда, сейчас Пше­ничных вернулся, и харьковчан в команде уже двое. А где вы жили-то?
- В районе станции метро «Завод им. Малышева» было семейное общежитие. Вот в нем мы семьей и обитали. Семья небогато жила, родители были рабочи­ми на заводе.
- На Малышева?
- Да, и отец, и мама. Потом, когда я уже постарше был, отец перешел на ХЭЛЗ – Харьковский электроламповый завод.
(Н) Он всегда настоящим трудого­ликом был.
- Слушай, так у тебя вообще гениаль­ная биография с точки зрения «Металлис­та» – и отец, и мать работали на Малы­шева! Тебе вообще на роду написано было за «Металлист» играть! Если выяснится, что еще и дед на Харьковском паровозостроительном заводе вкалывал, то...
(Поясняем для нехарьковчан и просто непросвещенных: отсчет свой истории «Металлист» ведет от футбольной ко­манды Харьковского паровозострои­тельного завода, потом – завода имени Малышева, интенсивно трудившегося, да и сейчас работающего на «оборонку». Другой вопрос, что команда уже давно не заводская, не до того малышевцам было в начале 90–х... А было время, ког­да понятия «завод имени Малышева» и «Металлист» воспринимались как не­разрывное целое. Именно тогда и рос Горяинов-вратарь. –А.Ф., А.Х.)

- Не-ет, дед из деревни!

СЛУЧАЙНО В ФУТБОЛ
- Так ты там, возле Малышева, и начи­нал в футбол гонять?
- Да, там пустырь был (может, и сей­час есть – давно уж в родные места не заглядывал), метрах в пятидесяти от дома. Для нас это было настоящее поле, и мы со старшими пацанами там всё время играли. Меня как младшего, естествен­но, ставили в ворота. С четырех лет я, бывало, пропадал на целый день. Мама даже Неле рассказывала, как она меня однажды по всему городу разыскивала, а я весь день со старшими ребятами гу­лял.
- (Нелли) Она мне много чего о Сашином детстве поведала. Они, как и все сверс­тники, такое иногда творили, взрывпакеты там и всё такое... Сейчас пережи­ваем, чтоб наши детки со двора никуда не уходили, но когда мама говорит: «А ты знаешь, что Саша в этом возрасте вы­творял?», я говорю: «Ой, лучше не надо, а то страшно станет!»
- У вас детки хоть в элитном доме жи­вут, двор закрытый, с охраной...
- А всё равно переживаем! И вот ког­да я пошел, как говорится, первый раз в первый класс, то уже с шести-семи лет самостоятельно ездил на тренировки на «Металлист». Там буквально несколько минут езды на трамвае или метро. Так продолжалось до пятого класса, а потом я перешел в спецкласс и пошли уже тре­нировки два раза в день – утром и вече­ром. Утром тренировка, потом занятия, потом снова тренировка.
- А как ты учился?
- Хорошо!
- (Нелли) Правда, хорошо учился, даже отлично!- Так вот, уже в спецклассе первая тренировка начиналась в полвосьмого утра, затем к девяти в школу, а после школы – опять тренировка. Видите, с такого возраста у нас было уже по две тренировки ежедневно. Не знаю, пра­вильно это было или нет, но так было.
- А кто вообще надоумил серьезно за­няться футболом? Сам решил?
- А я вообще с детства спортивным парнем рос. Ходил и на плавание, и на борьбу.
- Тут можно процитировать Вадика Гольдина. Он тоже с первого класса хо­дил на плавание, гимнастику и футбол – правда, не на борьбу. Но потом его муд­рый папа сказал: «Сынок, надо что-то вы­брать!» и он выбрал :–)
- У меня все происходило как-то само собой. Я и во дворе всегда был актив­ным подвижным мальчиком, и в школе всегда участвовал в различных соревно­ваниях, гранату там швырнуть дальше всех, пробежать кросс или прыгнуть для меня проблем не составляло. И вот однажды поехали мы от школы на какие-то районные соревнования, а там, на стадионе, тренер подошел и пригласил: «Приходи на легкую атлетику!» Я при­ехал на следующий день, секцию легкой атлетики не нашел и попал случайно на футбол!
- Замечательно! Роль случайности в истории...
- То есть все произошло без ведома папы и мамы, сам пошел и записался в секцию.

ШУМАХЕР, ВАН БРЕКЕЛЕН И БЛОХИН
- (Франков) А как в ворота попал? Вот я во дворе, а потом и в студентах, и в лейтенантах всегда стоял в рамке не из-за каких-то гениальных качеств, а наоборот, по причине своей некоординированности.
- (Хильченко) Действительно, сначала ведь ни у кого на лбу не написано «вратарь», как в рамку-то попал?

- Нет, сначала я играл защитника. Нам еще форму пошили такую краси­вую, с надписью «Металлист», я ходил в ней везде и ужасно гордился своим ста­тусом! Так вот, сначала играл в защите, но мне никогда не нравилось по полю носиться, и я сам попросился в ворота.
- А может, тут сыграло свою роль то, что вратарь в команде всегда один, он как бы на особом счету?
- Да нет, просто я с детства всегда в воротах был, мне это нравилось, я пред­ставлял себя знаменитым вратарем, Шу­махером – он как раз тогда играл...
- Так твой кумир – Тони Шумахер?
- Нет, у меня кумир всегда один был
- Юрий Сивуха! Просто в те годы не было такого, как сейчас – куча футболь­ных трансляций на разных каналах. А в моем детстве были картинки, вырезки из журналов с фотографиями знаме­нитых вратарей – немец Шумахер или голландец ван Брёкелен. И я в рамке мечтал, представлял себе, как за мячами летаю...
- Пенальти от Беланова берешь в фи­нале Евро-88 :–) Выходит, где-то к 1986 году ты уже вполне себя в футболе осозна­вал и представлял.
- На самом деле у меня никогда та­кого не было, чтобы футбол для меня – всё, единственный свет в окошке! Просто так по жизни постепенно шло, шло, а я всё в футболе и в футболе. Бог и доигрался :–) (Саша переключается.) А вот и наши детишки пожаловали – стар­шая Софийка и младший Алешка.
- Привет, карандаши! Кто придумывал детям имена?
- (Нелли) Дело в том, что имя Софья мне всегда нравилось, поэтому с именем для дочери проблем не возникло. А Алешу назвала... Софийка! Еще во время моей беременности она сказала, что если родится братик, назовем Алешей. Так и случилось!
- А мячи приходилось во время игр «Металлиста» старшим мастерам пода­вать?
- Конечно, я с пятого класса мячи подавал. Помню, подавал ив матчах с «Родой», «Борацем».
- Ты у «правильных» ворот мячи подавал?
- Ой, сейчас и не помню. По-моему, у Южной недостроенной трибуны это было.
- А мы в матче с «Родой» во втором тайме как раз южные ворота и атаковали. Тогда еще Иванов вышел на замену и вы­дал пару проходов на их ворота.
- А еще помню, на трибуне сидел, когда Блохин свой 200–й гол забивал.
- Когда знаменитый договорняк 2:2 ка­тали?
- Ага. После матча я еще в толпе за ним бежал, за Восточной трибуной, тог­да ведь там раздевалки были.
- Догнал?
- Не догнал, просто со стороны, но относительно вблизи на живую легенду посмотрел.

ПЕРЧАТКИ СИВУХИ
- И тогда же наблюдал за игрой своего кумира?
- Да. Кстати, тогда ведь не было изо­билия разных модных вратарских перча­ток...
- А дублер Сивухи, Петухов, нынешний тренер вратарей в сборной Белоруссии, помнится, вообще без перчаток играл...
- Не помню, это, наверное, раньше было. Я же знаю, что тогда уже были Кутепов и Сивуха. Мы, кстати, с Кутеповым сейчас в очень хороших отноше­ниях, благо, можно сказать, работаем вместе – он же директор детской Ака­демии. Даже не знаю, стоит ли расска­зывать (задумывается)... Так вот, они перед игрой в раздевалку не заходили, а разминались в тренировочных перчат­ках – они все в дырках были. А потом клали их в угол ворот. И когда мы, маль­чишки, просили Сивуху: «Дядя Юра, можно перчатки померить?» Он всегда разрешал. Мы, счастливые, надевали их по очереди, огромные такие, с красны­ми вставками на ладошках, мячи лови­ли. Но когда просили о том же нашего нынешнего соседа и друга «дядю Игоря» Кутепова, тот отвечал: «А ну, пошли от­сюда!!!». Суеверный был, наверное :–)
- Обида с детства осталась?
- Да какая обида, мы дружим! А что до Сивухи, то когда он уже был тре­нером вратарей, солидный такой, с животиком, забить и тогда ему было невозможно! Вроде и ростом мы с ним примерно одинаковые, и фактурой, но куда бы ты не ударил – он уже там! Опыт!
- Скажи, а тот печально извест­ный матч со «Спартаком», когда мы 0:7 влетели, помнишь?
- Честно говоря, не очень. Это в манеже было?
- Нет, в Харькове. Именно тогда, говорят, расстроенный Лемешко выглянул из клуб­ного автобуса и грустно поп­риветствовал водителя ассени­зационной машины как коллегу. Мол, одно и то же везем :–)
- Могу себе представить! Я же застал Евгения Филипповича в ко­манде. Бывало, перед тренировкой по полчаса его байки слушали, жи­воты от смеха рвали :–) А однажды пе­ред разбором игры (тогда еще никаких видео не было, доска с фишками – и всё) он заходит и говорит: «Приезжал Беккенбауэр и спрашивал, что это у нас за вратарь такой знаменитый в ко­манде – Горяинов?» А мне лет пятнад­цать было! Я тогда буквально под стол спрятался...
- Это ж ему принадлежит перл по по­воду вратарского мастерства: «Найди себе бабу с большими титьками и научись на­конец мячи ловить»!
- Да, помню еще в школе, когда моим тренером был Богданов, а позже ему помогал Крячко, к нам на тренировки приходил Юрий Петрович Сивуха и то же самое вратарям говорил.
- Так вот, когда 0:6 влетели, это дейс­твительно в «сарае» было и позже. Тогда еще Мостовой шестерых на пятую точку по дороге усадил и свой голешник поло­жил. Ну да ладно, то дело прошлое и не­приятное... А скажи, когда ты понял, что не просто так футболом занимаешься, но тебе такая дорожка нарисована, что мо­жешь в своем деле как большой человек состояться?
- Честно говоря, я и сейчас этого не осознаю, не понимаю. Как я уже говорил, оно так потихоньку шло, шло, и вот к тридцати пяти годам дошло!
- Хорош был бы анонс на обложке: «Я до сих пор не понимаю, что я делаю в фут­боле!»
(Смеемся. Судя по всему, идея по­добного «выноса» Горяинову не очень по душе :–) И через пару секунд он заду­мывается, после чего продолжает очень серьезно. – А.Ф., А.Х.)
- Ты понимаешь, мне всё время го­ворили – мол, у тебя рост не вратарский и всё такое, ничего у тебя не получится! Выходит, я всю жизнь себе и другим об­ратное доказываю. Не могу сказать, что я пахал, как проклятый, но постоянно игрой и отношением к делу доказывал, что чего-то стою.

Саша Горяинов символ «Металлиста», символ клуба (часть 2-я)
НЕНАВИСТЬ К ПОРАЖЕНИЯМ
- А разозлить тебя легко?
- В футбольном плане – очень легко! Ужасно не люблю проигрывать! При­чем, неважно, играем в «дыр-дыр» там, ручной мяч с друзьями или с Нелей в шахматы, шашки – никогда не могу просто так взять и проиграть! Даже с де­тьми в шашки играю, знаю, что надо бы уступить, но – не могу, и всё тут! Так уж сложилось.
- А с какими вратарями в одной команде играть при­ходилось?
- Помазун, Дудка, Савченко, Долганский... Я даже при Союзе в за­пасе успел побывать! Мне пятнадцать – шестнадцать было. Во Владикавказе (тогда Орджоникидзе) это было. На разминке еще петарды с трибун летели. Тогда Дудка и Помазун травмировались. А против мос­ковских ЦСКА и «Динамо» я за дубль сыграл, тоже союзный чемпионат застал.
- То есть тебе еще и шестнадцати не было? А паспорт тебе не подправляли по возрасту в «нужную сторону»?
- Не, я по паспорту – не «переделан­ный», я – «настоящий»! :–) Хотя раньше тоже паспорта делали.
- По Неллиным глазам видим – не врешь :–)
- Против «Динамо» московского иг­рал, так вообще хохма вышла. Мне вече­ром на матч, а я на Журавлевском пля­же на солнышке греюсь. За час до игры спохватился, еле успел.
- Такой спокойный был?
- Я ж говорю – не думал тогда всерьез о футбольной карьере!

«С КЕМ ВЫ ТЕПЕРЬ, КТО ВАМ ЛОМАЕТ ПАЛЬЦЫ...»
- Как ты думаешь, тебе помогло стать основным кипером то, что Союз развалил­ся и «Металлист» покатился по наклон­ной плоскости? Как говорится, не было бы счастья?...
- Не знаю. Но тогда много вратарей ушло. Кстати, тогда же не было трене­ров по вратарям, и Серега Долганский сам придумывал для нас разные упраж­нения.
- Да, надо будет и его расспросить – тоже ведь живая легенда! А когда у вас появился тренер вратарей?
- Не помню. У нас ведь что Виктор Михайлович Удовенко, что сам Лемеш­ко были из вратарей, они и упражнения давали, и подсказывали. Тот же Лемеш­ко мог по сорок минут по девяткам лу­пить (а у него удар с двух ног был хорошо поставлен), пока не забьет, а потом ска­зать: «Слабак!».
- Прямо как в фильме «В бой идут одни старики»!
- А с Удовенко одна хитрость срабатывала. Во время тренировки спросишь совета, как быть в той или иной ситуации, и минут двадцать можно было отдыхать – он любил поговорить :–) Однажды на сборах в Израиле я забыл перчатки в гостинице, признаваться не хотелось, я и говорю ему: «Михалыч, а правда тре­нировка без перчаток повышает техни­ку ловли мяча?». Он задвигает длинную речь – мол, понимаешь, Саня, ну а я тогда: «Тогда я сегодня потренируюсь без перчаток, проверю!» Сработало!
- Скажи, а пальцы на руках ломал? Я просто помню руки Маслаченко – у него так мизинцы изуродованы...
- Да у меня все пальцы переломаны! И у Сивухи тоже. Думаю, у всех вратарей такое. Мне приходилось с поломанным пальцем и матчи доигрывать, о перело­ме уже после игры врачи сообщали. А что делать, больно, но играть-то надо! Перемотал покрепче и вперед. Да что там далеко ходить – я и сейчас с перело­мом играл. А куда деваться? Привычное дело.
- Как переломы чаще получал, мячом? Или об штангу там, об соперника?
- В основном, мячом. Раньше еще мячи нормальные были, траектории предсказуемые, а сейчас наука такое придумывает – ужас! Мячи траекторию меняют в любой момент, подстраива­ешься под одно, а он вильнет в пос­леднюю секунду – и палец выбит. Вот сейчас вратари стали часто пропускать с дальних дистанций, наш Жажа такие постоянно кладет, и все говорят, что вратарь «пенку» пустил. Но я-то знаю, как эти мячи летят! Я не оправдываю ни себя, ни коллег, но эти мячи – что сна­ряды со смещенным центром тяжести! Падают, ныряют, поднимаются совер­шенно непредсказуемо!

ГЛАВНАЯ СЛАБОСТЬ
- Ты согласен с утверждением, что у тебя проблема с дальними ударами? Почему-то считается, что Горяинов может «за уши» запустить.
- Не согласен!
- А какая тогда у тебя слабость?
- (Нелли.) Я – его слабость! :–)
- На данный момент в футболе, на мой взгляд, слабостей нет! Раньше был психологический нюанс – мог расстро­иться после пропущенного мяча, даже если, как говорится, он не брался. Сей­час научился эти мысли сразу отбрасывать в сторону, не терять концентрации ни при каких обстоятельствах.
- В этой связи вспоминается история знаменитого вратаря пражской «Дуклы» и сборной Чехословакии Иво Виктора, ког­да он вышел стоять...
- Играть!!!
- Справедливая поправка, принято. Так вот, чуть ли не в первом своем матче он пропустил дальний мяч, залетевший в ворота от кочки. Уже лег под удар, а мяч возьми и поменяй чуток направление... После матча разъяренный тренер в раздевалке заявил: «Все, молодой, ты закон­чил!!» И тут за него вступился капитан команды. Тренер: «В самом деле кочка?! Точно... Ну всё, тогда прости!» Спустя много лет он вспоминал, что ведь действи­тельно из-за той дурацкой кочки он мог закончить карьеру и не стать чемпионом всего и вся. А у тебя были в карьере такие вот обидные, дурацкие голы?
- Были, конечно! Кто из вратарей «бабочек» не пропускал? А я-то уже за триста матчей в вышке сыграл, всякое бывало. Вот, к слову, был у меня парт­нер по ремеслу, белорус Вася Хомутов­ский. Трудоголик, на тренировках пры­гал больше всех и в играх по девяткам птицей летал, но...
- ...напропускал тучу «бабочек» и уе­хал.
- Вот-вот. У вратаря на первом плане – психологическая устойчивость и спо­собность грамотно расставить игроков. Сначала порядок в обороне наведи, а потом уже летай. Если понадобится :–)
- И, насколько я понимаю, вратарь не должен молчать.
- Конечно! Правда,в последнее вре­мя, когда на матчи собирается по 30–40 тысяч, кричать бесполезно – всё равно никто не слышит.
- (Тут Хильц вступает на полную мощ­ность, аж плечи разворачиваются!) То есть ты хочешь сказать, что мы мешаем?! Я передач намек на фан-сектор :–)
- (Франков сглаживает.) Идея! Вводим «Паузу для Горяинова»!
Трибуны замолчали на несколько секунд, Саша отдач указания защитникам, и все снова петь и заряжать! :–)
- (X) Только тогда мы с Сашей должны об условном сигнале, жесте договориться, когда паузу делать :–)
- (Ф) Да-да, Хильц с фанатами дого­ворится! :–) Мы ж с ним познакомились, когда в инете спорили о фанатских про­блемах, а потом и подружились. Раньше он активнейшим деятелем на фан-секторе был, но сейчас в силу резкого увеличения численности детей (у него двойняшки родились) несколько отошел от бурной деятельности. Кстати, завтра будем его деток крестить.
- (X) А вы думаете, я просто так с та­ким интересом за Алешкой и Софийкой наблюдаю? Я ж изучаю, что меня ждет в ближайшем будущем :–)
- Вот это да! Поздравляем!!!
- (X) Спасибо!
- А у меня мама со своим братом – двойняшки! Так что у меня тоже мо­жет...
- (Нелли) У тебя – не может! Это передаст­ся только по женской линии! А вообще, когда я Софию родила, поняла: рожать таки легче по одному :–) А ты, Андрей, значит, фанат? Тогда объясни, как на стадион попадает куча всяких дымов и взрывчатки?
- (Ф) Он не скажет, даже если и зна­ет! Я, к примеру, выудить из него так и не смог.
- (X) Лично я занимаюсь только разре­шенными видами поддержки – бумажные ленты-серпантин, к примеру, «аргентина» так называемая. С ними тоже проблем хватает, у наших доблестных стражей правопорядка никогда ничего нельзя! Так что приходится постоянно решать вопро­сы с применением и заносом на стадион даже того, что и так УЕФА разрешает.
А насчет «дымов всяких» скажу так: это очень непростая тема. Нужно попытаться вникнуть в суть улырас-движения, пре­жде чем что-либо грубо запрещать. Метод «Запретить и не пущать!» ведет в тупик. Кстати, о житье-бытье и проблемах фана­тов постоянно рассказывает телепередача «ForzaMetall!».
- (Нелли) Я видела, очень хорошая пере­дача!
- (X) Там и о конфликте с летающей бутылкой в Донецке после матча с «Металлургом» хорошо рассказали – как еле видеозапись оттуда вывезли, местные угрожали, мол, если в эфире появится, конец вам! А кадр там совершенно замечательный – Девич дает интервью после игры, вдруг реагирует на что-то пролета­ющее совсем рядом и с криком «Да что это...!» куда-то убегает!

0–0–0, ТЕПЕРЬ ТЫ В АРМИИ
- (Ф) Саша, возвращаемся в 94–й год. Как у тебя вариант с ЦСКА возник?
- Надо было служитьв армии – во­инскую обязанность никто ведь не от­менял! И мой крестный папа Сережа Селезнев (крестился я уже в зрелом воз­расте, и мои крестные папа и мама на полгода старше меня) подсказал вариант «службы» в армейском клубе. Вот полто­ра года там и «отслужил». Там я впервые познакомился с Михаилом Ивановичем Фоменко. У нас были сборы в Слова­кии, и от тех нагрузок «от Фоменко» я чуть не умер!
- То есть для вратарей нагрузки были наравне со всеми?
- Даже больше! Общефизические нагрузки вместе со всеми плюс еще свое, вратарское. Это был ужас! Даже мысли приходили: «Зачем мне этот футбол ну­жен?!» Потом, после Фоменко, все на­грузки были так, разминка:–)
- Тогда ведь ЦСКА уже был в высшей лиге?
- Да, причем четвертое место взяли. Я, правда, сыграл в сумме одиннадцать матчей, основным был Рева, он на год старше. Еще в команде играли вратари Володя Савченко и Паша Блажаев, а за ЦСКА-2 еще Гуменюк играл. В Киеве нормально «служилось», мы даже прися­гу принимали и «облегченном режиме». Привезли нас всех, спросили – по-украински прочитать сможете? Отвечаем, что сможем. А, ну тогда ждите, сейчас капитан будет. Ждем. Вышел капитан, посмотрел на нас озабоченно... Ладно, идите, говорит! Основной работой был, конечно, спорт. Спортрота как-никак. Но военные билеты в конце службы вы­дали как положено.
- Кирзачи так ни разу и не попробова­ли?
- Нет, военную форму надевать ни разу не пришлось.
- Дедовщина была?
- Так, пытались «строить», помню, Коля Волосянко или Олег Пестряков, они уже были звезды. Но я, хоть и моло­дой был, сразу конкретно посылал – вот и вся дедовщина.

Саша Горяинов символ «Металлиста», символ клуба (часть 3-я)
ЖЕНА ПОД РАЗГРОМ И ФИНАЛ, ТЕСТЬ–ПОД ГЛАЗ
- Повернем в другое русло. С Нелей когда начал встречаться?
- Познакомились в тот день, когда мы «Динамо» попали дома 1:6. Меня тогда заменили ещев первом тайме.
- (Нелли) И тогда же был финал чемпи­оната мира во Франции, 12 июля 1998 года.Я пошла вечером в ночной клуб, а там как раз горе заливали ребята из «Ме­таллиста», в том числе и Саша. И я, не зная, кто они, говорю: «Вот. позорники, проиграли!» А они мне: «Вообще-то мы и есть те самые позорники». Я сразу «Ой, извините...» Так и познакомились. Причем когда я сказала, чья я дочка, он спрашивает: «А кто это?», представля­ешь?
- Ну я не знал, правда!
(Возможно, вы подумали, что Нелли – дочь крутого начальника или, ска­жем, президента клуба? Отнюдь. Ее отец– Сан Саныч Савченко, один из лучших голкиперов в истории «Металлиста» и всех его харьковских предшественников. Ну, в Харькове вообще-то все знают, но вдруг журнал с этим интервью окажется где-нибудь в другом городе...
Кстати, с датами путаница либо у ис­ториков, либо у Горяиновых слегка во времени сместились значительные события. Как видите, с «Динамо» играли 11-го, а финал ЧМ Франция – Бразилия состоялся на следующий день... – А.Ф., А.Х.)
- (Нелли) При этом выяснилось, что на базе Саша жил в той же комнате, где и отец в свое время! Впоследствии папа в Саше просто души не чаял, опекал, всё спрашивал меня: «Ты ему покушать приготовила?» и тому подобное. Пом­ню, когда я их познакомила (это было на мамин день рождения), всю ночь проси­дела между ними и слушала их беседу – они наговориться не могли! В день зна­комства! Причем в тот день Саше еще глаз зашивали (со своим же, с Кирликом, после навеса с фланга столкнулся), так что к отцу-вратарю жених-вратарь пришел знакомиться «подготовленным»–со свежей вратарской травмой:–)
- Что ж, очень удобно знаковые се­мейные даты запоминать! С Нелей познакомился под 1:6 и финал ЧМ, с ее папой– под разбитый глаз :–) Но давайте опять вернемся к ЦСКА, а то его, как того па­циента из анекдота, все игнорируют. Тебя ведь в Харьков Фоменко забирал?
- Да, мы встретились в Киеве на матче первой лиги «Металлиста» против «Динамо-2». Переговорили, срок службы к тому моменту уже закончился, и Михаил Иванович предложил вернуться в Харь­ков. Правда, тогдашний тренер ЦСКА Морозов не хотел отпускать, говорил, что я хорошо играю ногами и он на меня рассчитывает, даже припугнуть службой в сапогах в случае отказа пытался. На это я заявив, что по закону меня обязаны от­пустить в клуб, из которого «призвали», и уехал.
- Выходит, ты вернулся из высшей лиги в первую?
- Точно, но в том же сезоне «Метал­лист» вернулся в «вышку».
- Если не ошибаюсь, именно тогда, ле­том 97-го, Фоменко под поход наверх в корне обновил состав команды, подписал чуть ли не пол-«Нефтяника»...
- Тогда у нас сильная банда подоб­ралась! Таргонский, Гольдин, Рудняк, Иваненко, Тофан, я вернулся... Именно этим составом мы снова ворвались в элиту.
- Причем первые два матча в первой лиге вы проиграли, чем посеяли изрядные сомнения, а потом одержали четыре побе­ды кряду. Я недавно с Вадимом Гольдиным общался, так он четко сказал, кому проиграли и у кого выиграли, причем ука­зал точный счет!
- Ничего себе! Я и в этом году не вспомню, с кем как сыграли! Вот это у Вадика память!

«НЕ СЛИВАЛ»
- (X) А помнишь тот матч с «Шахте­ром», когда в первом тайме Ателькин тебя пробил, а во втором тайме Рудняк краси­во в бреющем полете головой сравнял? Ты тогда еще пенальти от Воробья взял. Много нехорошего про тот матч говори­ли, мол, договорняк, а ты не знал и пеналь отбил...
(Весной 2001–го во время гонки «Ди­намо» и «Шахтера» за чемпионство, когда дончане в Харькове 1:1 сыграли. – А.Ф., А.Х.)

- Ой, столько бреда приходится слы­шать! Чуть где-то какая-то ошибка, всё– сдавали! Да, бывало всякое, с «Дина­мо», к примеру, постоянно неудачно складывалось, но видеть везде договорные игры – бред! Когда постоянно гово­рят о сдаче, поневоле нервничать во вре­мя игры начинаешь – к каждой ошибке ведь придерутся!
- Саша, а насчет игры с «Шахтером» в Донецке, когда 1:4 проиграли? Поговаривают, что часть игроков таки сливала...
- Да тоже бред! Я за свою жизнь ни одной игры не слил! «Три в три» – да, бывало, но и то не специально же счета подгоняли! Просто дома мы активнее давим, в гостях – они, отсюда и резуль­тат. А сливать – никогда!
- Ладно, Саша, когда закончишь ка­рьеру, уже в мемуарах об этом подробно напишешь :–)
- Но сейчас и такого нет. «Металлист» на каждый матч, кроме, быть может, «Шахтера» и «Динамо», выходит фаво­ритом и обязан соответствовать. Какие тут могут быть «три в три»?
- (Ф) Думаю, тот матч в Киеве, когда обыграли «Динамо» 1:0, был переломным. С тех пор от харьковской команды ждут только побед или как минимум очков в каждом матче!
- (X) А ты тот матч хорошо помнишь? Мне до сих пор интересно, о чем вы мило беседовали с Шовковским после матча? Представляю, как ему было обидно – тот удар в «девять» от Девича ведь не брался, Саша даже прыгать не стал, а больше ни­чего «Металлист» тогда практически и не создал...

- Ты знаешь, у меня со всеми вратаря­ми всегда были нормальные отношения. Нет ничего такого в том, что после игры поддержал коллегу или просто обсудил игровые моменты.

Саша Горяинов символ «Металлиста», символ клуба (часть 4-я)

О ЖЕЛТОМ ДЬЯВОЛЕ
- Когда вы вернулись в вышку, это было время президента Валерия Бугая. Говорят, вам регулярно задерживали за­рплату...
- Да уж, проблем хватало. Тогда про­должились «нагрузки от Фоменко», а наш тренер, хотя он со своими коман­дами выше четвертого места никогда не прыгал («Динамо» не в счет), при­личный результат давал исправно. Из средних игроков выжимал максимум, делал добротные коллективы. Он по­нимал, что первые два места в Украине пока не разыгрываются. Кстати, по этой методике мы последние три года – чем­пионы страны! :–) Мы же взрослые люди и понимаем, что пока против влияния Суркиса и Ахметова пыхтеть крайне сложно. Я даже не говорю, что они су­дей покупают, ни в коем случае. Просто их не засуживают – и все, этого доста­точно.
- Саша, а ситуация в конце 2002 года, когда «Металлист» взял четвертое «еврокубковое» место, а в итоге в Европу «пробился» запорожский клуб. Признай­ся, тогда был разговор, что «Металл» ни при каких раскладах не должен попадать в еврокубки?
- Нет, такого разговора точно не было! Мы заняли четвертое место, прилетели из Киева, где вничью с ЦСКА сыграли, нас встречали как героев! А потом – бац, запорожские юристы «доиграли» чем­пионат по-своему.
- А домашний матч предпоследнего тура против донецкого «Металлурга» был примечателен тем, что вы отказывались выходить на разминку, бастовали...
- Сам посуди, если нам по четыре меся­ца не выплачивали зарплату – как играть? У нас семьи, дети, их содержать и кормить надо!
- Так тогда Фоменко начал всех по оче­реди обходить и каждого лично уговаривал выйти на игру?
- Не помню, чтоб Фоменко беседовал с каждым лично, наоборот, говорил, что вы имеете право и все такое... При этом добавил, что вы должны играть даже за тарелку супа.
- А после матча расчувствовался: «Вот ради таких матчей стоит жить, а вы играть не хотели!»
- Может, и сказал, не припоминаю.
- Однажды Владимир Лозинский, к слову, быв­ший игрок «Металлис­та», рассказал о Фоменко занятную историю. Кто-то из «стариков»-динамовцев решил повоспитывать юного игрока, так Михаил Иванович зарядил ему мячом в лоб и заявил: «Отойди от молодого, а то самого загоняю!» Фоменко прошел хоро­шую школу жизни, он сам из сум­ских хулиганов, так что никого не боялся и не боится!
- Поговаривают, даже прозвище у него было «Топор»! Но человек он хо­роший, и воспоминания о совместной работе у меня исключительно теплые.

А КУДА Ж БЕЗ НИХ, ПРОКЛЯТЫХ?...
- Подбираемся к совсем уже современ­ной истории, если эта два слова друг с дру­гом вяжутся. После недолета до еврокубков команда посыпалась. Как считаешь, дело в уходе Фоменко?
- По-видимому, да. Пришедший на его место Крячко стал тасовать состав, привлекать молодежь, «стариков» на­чал душить. Это без претензий – таково, видимо, было его видение... Какие тут могли быть результаты? Восемь матчей – семь поражений и вымученная в кон­цовке победа 1:0 над «Таврией».
- Потом уже вернули Фоменко, но было поздно – команда сыпалась. «Кривбассу» попали...
- Кстати, моя первая игра в высшей лиге как раз против «Кривбасса» была! Ирония судьбы – потом туда из «Метал­листа» пришлось уходить.
- А как этот переход состоялся? В чем причины?
- Да опять же – финансы! Не говорил бы о них вовсе... Помню, вылетели мы из вышки, приехал на базу новый хо­зяин Данилов со своими «бойцами» на модной машине и давай нас костерить почем зря! Вот, мол, такие-сякие, выле­тели, за что вам только деньги платить? А нам и так на тот момент уже должны были прилично (лично мне до сих пор никто их не вернул!). Короче, говорит, вот ваш новый тренер – Литовченко, прошу любить и жаловать. Всем нашим предлагают новые контракты подпи­сывать, на гораздо худших условиях. К примеру, зарплата урезалась вдвое, бонусы и премии отменялись...
- Можешь сейчас поведать, сколько в 2003–м получал вратарь «Металлиста»?
- Три тысячи без учета бонусов. А по новому контракту предлагаюсь до по­лутора тысяч, бонусов нет, а старые дол­ги (их накопилось ого-го, Роме Пецу, кстати, тоже до сих пор Данилов «воз­вращает» ту зарплату) «мы, может быть, когда-то вернем»! У меня семья, дети – мог я соглашаться на такие условия? Я – к Литовченко: «Что мне делать? Это ж грабеж!» Он мне: «Я тебя понимаю, но сделать ничего не могу». «Тогда я уйду!» – говорю. И тут же, пред­ставляешь, прошу дать возмож­ность тренироваться пока на «Металлисте», а мне в ответ категорическое «Нет!». Я де­сять лет отдал «Металлисту», а мне: «Собирай вещи и выез­жай с базы!». Я собрал вещи и выехал, на «Динамо» трениро­вался. Потом позвонил Косевич, и я переехал в Кривой Рог.
- (Нелли) Ты еще вспомни, как тебя Фельдман на пресс-конференции рвачом назвал. Ты ж белый от зло­сти был!
- Ага, помню, я ж капитаном всегда был, ребята ко мне подходили постоян­но и просили – узнай, когда зарплата? Я, естественно, чуть ли не ежедневно к Фельдману: «Александр Борисович, когда зарплата?». А он мне про долги свои растущие всё рассказывал, а потом ни с того ни с сего рвачом привселюдно выставил! Конечно, я злился – я ж даже не за себя просил больше, за ребят! А так хорошо все начиналось... И при этом мы еще и играли неплохо.
- (X) Страшно подумать, как бы вы иг­рали, если б вам платили :–)
- Вот именно! Каждая работа должна оплачиваться.
- А сейчас, при другой власти, как с этим делом – нормально платят?
- Нормально. Так всё ж иначе – вы и сами знаете, и видите!

[Изображение: metal-stst_logo-4.png]
Один Клуб - на все життя!
(Последний раз сообщение было отредактировано 2012-07-28 в 11:16, отредактировал пользователь Перехожий.)
2012-07-28 11:02
Вебсайт Найти все сообщения Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Сообщения в этой теме
Еженедельник "Футбол" (Харьковский спецвыпуск, №4, январь 2010 г.) - Перехожий - 2012-07-28 11:02
[] - Перехожий - 2012-07-28, 11:17
[] - Перехожий - 2018-05-25, 23:31
[] - MetKhar - 2018-05-26, 14:11

Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)